Темный Рай

— Пора в школу, соня, — пропела крестная, влетев в мою теперешнюю комнату. — Завтрак уже остывает.

Потянувшись, я осознала, что уже утро. Вставать вовсе было неохота и, перевернувшись на другой бок, я смешно уткнулась носом в подушку, отчаянно желая хоть на пару минут вернуться в царство Морфея. Но все безуспешно. Сев на кровати и потянувшись, я зевнула во весь рот.

Вот и наступил тот самый «новый день совершенно новой жизни», а я все так же не чувствовала никаких кардинальных изменений. Вспоминая вчерашние обещания, прояснились некие вещи: теперь  я другой человек, стоит позабыть свои старые принципы и никому не нужные прихоти — все должно быть по-новому.

Захватив полотенце, я отправилась в ванную комнату, на ходу смастерив на голове замысловатую прическу. Одной рукой поправляя волосы, а второй поворачивая дверную ручку, я без стука открыла дверь, о чем вскоре пожалела. 

Подняв взгляд, я встретилась с зеленым полем весенних цветов. Теперь я поняла, что напоминают мне его глаза. Весну. Теплую и очень красивую. Раннюю.

Окинув парня взглядом с ног до головы, сон словно рукой сняло. Он растерялся, завязывая на бедрах белоснежное полотенце.

— Ой, — ужаснулась я, поспешно закрывая глаза руками.

— Ничего, — усмехнулся мне Алекс. — Я должен был закрыться на щеколду.

— Нет-нет, что ты! Это моя вина, я должна была прежде постучать... Прости, глупая вышла ситуация.

— Проходи, я уже закончил, — жестом пригласил он меня.

Я пробубнила «спасибо» и машинально сразу же заперла дверь на защелку, все еще прокручивая в голове этот щекотливый инцидент.

Как теперь смотреть ему в глаза?

Включив холодную воду, я смыла с лица остатки смущения. Хрупкая шатенка с большими  карими глазами смотрела на меня в отражении зеркала. Несмело усмехнувшись ей, я перевела дыхание, понимая, что даже само утро началось не так, как я хотела.

Плотно позавтракав, мы отправились в школу. Находилась она от дома в десяти минутах ходьбы. Алекс ни разу не упомянул нашу внезапную утреннюю встречу, что меня крайне радовало.

— Это, наверное, тяжело, — вздохнул тот. — Вот так все бросить и оказаться в новой школе, никого и ничего  не зная в ней...

— Да, это не так просто, как может казаться. Но я знаю тебя, мне уже легче.

— Я тебя понимаю. Но у нас не все уроки совпадают.

— Знаю, — печально согласилась я. — Но все же...

— Не переживай, Лорен. Все будет хорошо. Тебе у нас понравится. — Подтянув к себе, он дружелюбно обнял меня за плечи.

— Не сомневаюсь.

Когда я разобралась с формальностями и стала ученицей этой школы, я вдруг поняла, что пути назад уже нет. Еще два года, и я закончу учебу. И это будет не в Лондоне, не с моими лучшими друзьями, а с Алексом, в Брауне и в этой совсем новой для меня школе.

Школьное собрание, на удивление, не затянулось. Сегодня по расписанию всего четыре урока, а потом одноклассники собираются куда-то поехать и отметить первый день учебы.

Как только мы с Алексом зашли в класс, все ученики уставились на меня, изучая новое лицо. Смущенно опустив глаза, я принялась тщательно рассматривать пол.

К нам подлетела кучка неугомонных подростков, они что-то расспрашивали, навязывая никому не нужные мнения и советы по поводу и без повода.

— Привет, Алекс! Рад тебя видеть, дружище, — пропел один из толпы.

Меня сразу испугал его вид. Разноцветные волосы всех цветов радуги торчали вверх, словно его током ударило. Мои глаза расширились от такого неподобающего школьного вида. А этот странный мальчишка только еще больше расхохотался, насмехаясь над моей реакцией.

— Привет, Сэм, давно не виделись, — махнул ему рукой в знак приветствия мой сопровождающий.

— И кто это у нас тут? — полюбопытствовал тот.

— Это мой друг — Сэм, не бойся. Он панк, —  пояснил мне Алекс.

— Привет, я Лорен, — попыталась я натянуть на лицо подобие улыбки.

— Да я о тебе слышал, ты новенькая.

Сэм незаметно похитил меня у Алекса и потащил в класс. Сын крестной уже через минуту активно беседовал с дружками. Я не ошиблась: в этой школе он действительно был довольно-таки популярен. Интересно, у него есть девушка?

Вскоре прозвенел долгожданный звонок, и я облегченно вздохнула. Сказать честно, мои уши немного устали от захватывающих рассказов Сэма о том, как он замечательно провел лето, но я старалась быть приветливой.

Первые два урока прошли более-менее терпимо. Алекс поддерживал меня и во всем помогал. Но вот на испанском и тригонометрии у нас были разные учителя, и это немного усложняло ситуацию.

Я медленно брела по длинному коридору совершенно новой для меня школы. Сколько неизвестных и совсем чужих дверей ведут в такие же чужие классы! Само здание было не очень большим, ничем не приметным. Тусклые розоватые стены, с которых уже за долгое время успела облупиться краска и слегка сыпалась штукатурка, навевали тоску. Я грустно вздохнула, не переставая сравнивать это старое здание с моей бывшей лондонской школой. Как я скучаю по тем временам!

Кругом мелькали ученики: кто спешил на урок, спотыкаясь на ровном месте, кто спокойно шел по длинному коридору, заглатывая сэндвич. Кто-то дурачился, а кто-то так увлеченно занялся чтением, что сбил с ног одного из младшеклассников. Я усмехнулась сама себе, стараясь смириться с тем, что тут придется проучиться два последних года.

Алекс помог найти нужный кабинет. Тысячу раз переспросив, все ли у меня в порядке, на что я, не задумываясь, кивала головой в знак согласия, он ушел, оставив  меня наедине со странными предчувствиями.

Алекс и Сэм, напоследок махнув мне рукой, скрылись за углом, а я вошла в кабинет тригонометрии. Потупив взгляд и стараясь не привлекать внимания, я как можно тише прошла в класс и села за свободную парту. Одноклассники, наверное, даже не заметили меня, увлеченно болтая на какие-то отдаленные темы и обсасывая новые сплетни. Тяжело вздыхая, я выложила на парту учебник и принялась листать страницы. Несколько косых взглядов я все же смогла уловить на себе, от чего постоянно краснела. Если честно, не люблю находиться в цент­ре внимания.

Неожиданно в класс влетела камикадзе и с грохотом швырнула сумку на парту. Шумно отодвинув стул, она грациозно уселась рядом со мной, бесцеремонно разглядывая меня с ног до головы. Набравшись смелости, я оторвала взгляд от чтения и заинтересованно посмотрела на соседку по парте.

Приветливая улыбка во весь рот, светлые прямые волосы, сияющие голубые глаза, маленькие, еле заметные ямочки на розоватых щечках, оливкового цвета мягкая кожа.

— Привет, ты новенькая?

«Слишком часто сегодня я слышу этот вопрос от посторонних людей», — подумала я.

— Лорен Конорс, — сочла я за вежливость представиться первой.

— Да я и так знаю, — отмахнулась она. — Вся школа только и говорит о тебе: «Загадочная новенькая девушка, которая ходит под ручку с Алексом Тернером. Что же это может быть? Любовь навеки или всего лишь простое летнее увлечение?» Может, хоть мне признаешься? Я, конечно, не верю во все эти слухи и сплетни, но, честно сказать, меня просто пожирает любопытство.

Я засмущалась и опустила глаза, размышляя о дальнейшем ответе. В голове снова и снова прокручивалась наша утренняя встреча с Алексом, и я, кажется, совсем залилась краской.

— Лорен? Ау-у, ты меня слышишь? — окликнула меня одноклассница.

— Да-да, прости, я задумалась...

— Так что насчет Алекса? 

Я даже не знаю ее имени, а она уже ведет себя так, словно мы знакомы всю жизнь.

— Нет, что ты... Алекс — мой хороший друг. Мы не встречаемся...

— Пока, — она подмигнула мне.

— Что, прости?

— Пока не встречаетесь...

Я эту девушку вообще в первый раз вижу, а она уже посмела давать мне советы и лезть в мою личную жизнь. Конечно, мне не особо понравилось такое нахальство, но я промолчала, не подав виду.

— Не подумай ничего плохого, я не хотела навязываться, — неловко замялась блондинка. — Просто я довольно-таки долго живу на земле и хорошо разбираюсь в таких вещах...

Да что она несет? «Довольно-таки долго живу на  этой земле», — мысленно перекривила ее я. Эта девушка — моя одногодка — разбирается в таких вещах? Да в каких вещах? Об этом и речи быть не может. Алекс — мой друг и точка.

— Я видела, как он смотрел на тебя...

— Может, ты хотя бы представишься? Советчица тут нашлась... — фыркнула я, но та даже не обратила внимания на то, что у меня поменялась интонация в голосе.

— Ой, прости, совсем забыла... Эмма Саммерс.

— Очень приятно, — равнодушно бросила я, вернувшись к своему прежнему занятию — чтению. Чем дольше длился диалог, тем быстрее складывалось о ней не очень положительное впечатление.

Урок, на мое удивление, прошел лучше, чем я того ожидала. Учитель меня не трогал, прекрасно понимая, что я новенькая и мне сейчас тяжело войти в колею. Соседка больше не доставала занудными вопросами и советами, что не могло не радовать.

Дальше по расписанию шел последний урок. Я облегченно вздохнула, скрестив пальцы. Сама не понимаю, чего я так убиваюсь? Раньше в школе время с моими друзьями летело очень быстро, а теперь стрелки на часах ползут как черепахи. Алекс так и не пришел забрать меня, может, нужно было его подождать? 

Блуждая по длинным и узким коридорам школы в надежде найти кабинет испанского языка, я набрела на Эмму Саммерс.

— А вот и наша новенькая — скромная и тихая Лорен, — пропела она. — У тебя сейчас тоже испанский? Значит, нам в одну сторону.

Фальшиво улыбнувшись, я нехотя поплелась следом за ней, стараясь игнорировать ее не очень-то вежливое поведение.

— Думаю, ты меня все же недолюбливаешь. — Эмма неожиданно остановилась и повернулась ко мне. — Знаю, я веду себя слишком нахально и могу показаться навязчивой, но это не так.

— Что, будешь подлизываться?  

— Нет, что ты! Это совсем не входит в мои планы. Уж поверь, я очень открытый... человек.

Слово «человек» далось ей не особо легко. С ее лица медленно сползла фирменная  улыбка. Девушка на минуту замялась, задумавшись над чем-то. А я могла только стоять и гадать, что же таки случилось?

— Эмма, — окликнула я ее, — ничего. Все хорошо. Ты не права: я так о тебе не думала...

Но не успела я договорить, как меня резко перебили:

— Ты врешь. Пошли лучше поедим чего-нибудь. Сейчас большая перемена, а я с утра ничего не ела.

Я кивнула в ответ на ее предложение. Все же, может, Эмма действительно не такая уж плохая, как я предполагала? Видимо, это все ее упрямый характер. Так что  идею на счет ланча я одобрила. Пусть даже и в компании с некой неугомонной и слишком вспыльчивой мисс Саммерс.

Столовая, наверное, была в этой школе единственным местом, которое можно назвать  приличным. Светлое помещение с большими окнами на всю стену было забито студентами. Следуя примеру Эммы, я взяла куриный сэндвич и салат. Мы уселись за свободный столик.

— Да, это тебе не Лондон, — усмехнулась мне блондинка, жадно откусывая бутерброд.

Набив рот едой, девушка, даже не пережевывая, целиком проглотила достаточно большой кусок ланча.

— Почему, очень даже неплохая у вас столовая, — возразила я, все еще находясь под впечатлением от ее «манер».

— Ха, сравнила! Столовая в лондонской школе — и в Брауне...

— Я все сравниваю, может, даже неосмысленно. Конечно, лучше в Лондоне, и не только потому, что это столица Великобритании, а потому, что это родное для меня место. Я буду скучать по Лондону, по любимой школе, друзьям и, конечно же, по своей семье.

— Только догадываться могу, как у вас там хорошо... — мечтательно пропела она.

— Для меня там всегда будет лучше всего.

— Тогда я вообще ничего не понимаю. Зачем надо было из столицы уезжать сюда? В такой маленький и ничем не примечательный городишко Браун. Обычно всегда наоборот.

— Четыре месяца назад умерла моя старшая сестра Керри...

И  все те эмоции, от которых я пыталась избавиться, старалась забыть, вычеркнуть из своего прошлого, вернулись.

— Керри была смертельно больна раком, и после операции, на которую ушли наши последние деньги, она умерла. Мы верили, что ей станет лучше, делали все, чтобы вылечить. Но бесполезно...  После пережитого я попала в больницу с психическим расстройством. Я любила ее, пусть мы даже очень часто ссорились, но жизнь без нее потеряла краски и стала тусклой. У меня случались приступы, мучили бессонницы, галлюцинации. Керри мерещилась мне. Это самая страшная и болезненная пытка, которую я только могла пережить за свои шестнадцать лет. — Подступившие слезы так и застыли, создавая пелену перед глазами. —  Родители тяжело пережили потерю Керри и мой  нервный срыв. Всем пришлось нелегко. Так они решили, что будет лучше, если я сменю обстановку и поживу пока у своей крестной Ненси Тернер, в Брауне. Вот такая моя история...

Молчание затянулось, каждый задумался о своем.

Керри... Как больно слышать это имя. Сердце сжалось, на душе пусто, отяжелели опухшие веки. Вновь я ощущаю то чувство... Чувство потери, пустоты. Словно отняли от меня кусочек чего-то важного в моей жизни. Крепче сжимая кулачки и кусая губы, я изо всех сил старалась сдержать рвущиеся наружу рыдания, чтобы не расплакаться у всех на глазах прямо здесь, в столовой.

— Мне жаль, я не должна была спрашивать, прости, — первая нарушила тишину Эмма.

— Тебе не за что извиняться. В этом только моя вина...

— В этом нет твоей вины. Не терзай себя.

— Как я жалею о каждой ссоре, о каждом грубом слове, сказанном в ее адрес!

— Лорен, ты не права.

— Права, и не смей меня больше оправдывать.

Закрыв лицо руками, я тихо всхлипнула. Эмма всячески пыталась меня успокоить, но ей это не удалось.

— Ты даже не притронулась к еде.

— Аппетита нет.

Оставшуюся часть перемены мы сидели в неловком молчании. Эмма боялась еще больше задеть меня своим советом или  вопросом, а мне просто не о чем было говорить с ней. Казалось, больше никого не существует. Все ученики в столовой поблекли, будто исчезли или испарились. Только я совсем одна в  чужом городе, в чужой школе, наедине со своим прошлым. Я не смогла удержать боль. Слезы обжигали щеки, и меня не заботило, что обо мне подумают окружающие.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросила Эмма, когда прозвенел звонок.

— Скажи Алексу, что я пошла домой, — без всякой интонации молвила я.

— А как же первое сентября? Мы хотели отметить... Ты не можешь просто так уйти.

— Прости... — только и смогла сказать я.

Саммерс, сама того не ожидая, импульсивно обняла меня.

— С тобой точно все будет хорошо?

— Да, не беспокойся, Эмма.

* * *