Темный Рай

«За пять секунд в человека не влюбишься, но предчувствие
любви может заронить в душу и пятисекундная встреча».

Джон Фаулз
Волхв

 

Распрощавшись с новой приятельницей, я выбежала на улицу, не сказав больше никому ни слова. Холодный сентябрьский  ветер окутал с ног до головы так, что я съежилась и плотнее затянула ремень на пальто.

Первый осенний школьный день... Я медленно шагала по тротуару неизвестной мне улицы. Честно говоря, дорогу домой я точно не запомнила, так что брела куда глаза глядят, никуда не сворачивая.

Ветер развевал пожелтевшие верхушки деревьев. Разноцветный ковер из опавших листьев стелился под ногами, а приятный для ушей шелест напоминал мне детство. Это означает воспоминания... От них невозможно спрятаться или сбежать. Наверное, они будут вечно преследовать меня...

Слезы наворачивались на глаза, но я поспешно растирала их ладошками по щеке. Хотелось забиться в какой-то укромный уголок и там плакать и плакать.

Какой к черту «новый день новой жизни»! Как можно забыть ту боль, те переживания? Как можно забыть прош­лое? Это невозможно! Как мне только пришла в голову такая глупая идея? Наверное, этот кошмар никогда не закончится, и я вечно буду убиваться грустными воспоминаниями и сожалеть о случившемся. К черту все свои обещания! Они не помогают...

Это все еще я... Тот же человек, совсем нерешительный и беспомощный. Я ведь еще ребенок... Заслужила ли я такую жизнь?

Восточный ветер развевал мои каштановые волосы. Хватая ртом воздух, я размазывала по щекам горькие слезы и размышляла о своей тяжелой судьбе, даже не подозревая, что это всего лишь начало.

Скорбь, печаль, одиночество...

Я чувствовала себя такой чужой и беспомощной, одинокой и никому не нужной. Будто пытаясь сбросить тяжелое бремя, я вздохнула полной грудью и... залюбовалась красотой центрального парка.

Как я тут оказалась?

Наверное, это останется для меня загадкой. Витая в своих мыслях, я даже не заметила, как очутилась здесь — среди природы, пения птиц и гула раннего осеннего ветра, который срывал листья с крон деревьев, медленно кружил их в танце-падении и плавно опускал на землю, даруя покой и свободу. Завороженно наблюдая за этой живой картиной, я нечаянно оступилась и потеряла равновесие. Готовясь к падению, я даже не рассчитывала на спасение. Но все обернулось совсем по-другому: чьи-то крепкие мужественные руки обхватили меня, бережно придерживая за талию.

 — Будь осторожнее, — услышала я у себя над ухом  незнакомый мелодичный голос и, кажется, забыла, как правильно дышать, ощущая щекотливое тепло его жаркого дыхания на оголенном местечке своей шеи.

Такие короткие и ничего, казалось бы, не значащие два слова, но они для меня показались музыкой. Я не видела своего спасителя, а от его голоса стало легче на душе.

Облегченно вздохнув, я все же нашла в себе силы, чтобы поднять взгляд и посмотреть на него. В то же мгновение я потеряла дар речи. Сердце в раз пропустило три удара, и по коже прошел еле ощутимый холодок. Наши взгляды встретились. Создавалось впечатление, что я смотрю в океан — таинственный, глубокий, бесконечный... Я тонула в его пленяющем взгляде, понимая, что это безумие. Яркие, обжигающие, изумрудно-голубые глаза... Они меняли цвет каждую секунду, словно переливались, в зависимости от того, как падает свет. Такие манящие, притягательные...

Я смотрела в лицо этого мужчины с неким восхищением. Широкие скулы, большой массивный лоб, на который небрежно спадают черные, как смоль, пряди волос. Темные брови, огромные ярко-голубые глаза напоминали сверкающие драгоценные камни, обрамленные длинными густыми ресницами. Прямой нос, четко очерченная линия губ, мужественный подбородок,  широкие плечи... От одного его вида меня бросило в дрожь, как при лихорадке. Что же он со мной делает? Как можно испытывать столь противоречивые ощущения одновременно?

Его голос, запах и само присутствие уносили за рамки реальности, и это пугало меня.

Холодный — как лед, глубокий — как бездна. Такой чужой, далекий и дьявольски прекрасный. Тело словно магнитом тянуло к нему, желая сократить расстояние между нами.

Наверное, он слышит мое скачущее галопом сердце, сбитое неровное дыхание, учащенный пульс. Напряженность повисла в воздухе. И вот я понимаю, что как последняя идиотка продолжаю виснуть у него на шее и пялиться на его губы. Сколько мы уже так простояли, я толком не помнила. Время словно остановилось, и все проблемы отошли на второй план.

Убрав руки в сторону, я сделала шаг назад, смущенно опустив взгляд. Готова поспорить, что покраснела от стыда. Теперь же я могла рассмотреть его. Высокий, стройный брюнет лет, так скажем, двадцати пяти, был одет в темно-синий длинный плащ, хотя на небе ни облачка.

На шее у мужчины трудно было не узреть блестящее позолоченное ожерелье с каким-то знаком, определенно что-то обозначающим. Громко сглотнув, я снова уставилась на него в ожидании чего-то невероятного. Но ничего не произошло. Юноша холодно окинул взглядом, да так что у меня подкосились ноги, и ушел, слегка задев меня правым плечом.

Следовало бы поблагодарить незнакомца. Если бы не он, я бы валялась на холодной сырой земле. Но было поздно. Он просто взял и ушел. И от одной этой мысли на душе стало так больно и одиноко, что не передать словами.

Обернувшись, я смотрела вслед отдалявшемуся мужскому силуэту.

К глазам подступали слезы. Я не знала, как мне быть. Он уйдет, и я никогда его больше не увижу. Когда он скрылся вдали, мне совсем стало не по себе. И пусть говорят, что не существует любви с первого взгляда, что невозможно вот так просто влюбиться. Но почему же тогда сердце бьется так, словно готово выпрыгнуть из груди?

Я влюбилась в человека, даже не зная его имени.

В человека, который никогда не сможет быть со мной. И уже спустя минуту я стала сомневаться в его существовании.

А может, это всего лишь видение?

Что-то изменилось за сегодняшний день. Я повзрослела, стала мудрее, познала новое чувство — любовь. И пусть кто бы мне что ни говорил, но сердцу не прикажешь: я все время думала о брюнете с голубыми глазами.

Я не собиралась возвращаться домой, наплевав на то, что никто понятия не имеет о причине моего ухода из школы и местонахождении. По крайней мере, сейчас. Сотовый разрядился, так что никто не сможет ко мне дозвониться. Странное желание побыть в одиночестве не покидало меня.

Шагая вдоль незнакомых аллей центрального браунского парка, я не переставала любоваться красотой природы. Березки склонили свои ветви, печалясь, что пришла осень. Как хотелось вернуть жаркие летние дни! Вспомнила, как вчера мы с Алексом гуляли здесь и рассказывали друг другу интересные истории. Будто сотня лет минула с тех пор.

Вслед за мной, по пятам, не отставая ни на шаг, брел одинокий черный кот. Я знала народные приметы, что черный кот — не к добру, но моя любовь к животным превыше суеверий.

Стоило мне обернуться, как кот отворачивал мордочку, делая вид, что внимательно что-то разглядывает. Я невольно хихикнула, отогнав грустные мысли прочь. Бедный, несчастный, бездомный котенок, которому, видимо, больше некуда податься. Я подошла к нему, но он даже не двинулся. Если бы это был обычный бродяга, он бы уже рванул с места. Недолго думая, я взяла его на руки. Поглаживая черную, как уголь, гладкую шерстку, я удивилась, что кот такой чистый и ухоженный, хоть на выставку веди.

Через некоторое время я обнаружила, что у него на шее висит тоненький ошейник с позолоченным амулетом, как у того незнакомца, которого я повстречала несколько часов ранее. Сунув беднягу за пазуху, я плотнее запахнула пальто. Кот довольно заурчал, щекоча меня длинными усами.

* * *

— Лорен, слава Богу! — радостно вскрикнула Ненси, как только я переступила порог дома. — Где ты была? Я  звонила, у тебя выключен телефон.

— Да, прости, он разрядился, — нашлась я, стараясь побыстрее прошмыгнуть на лестницу.

В прихожую вбежал встревоженный Тернер.

— Что-то случилось?

— Нет, все хорошо, — заверила я. — Просто хотелось побыть в одиночестве.

Сняв обувь, я направилась к себе в комнату.

— Лорен, куда ты? — окликнула меня крестная. — Разве ты не будешь ужинать?

— Нет, спасибо, Ненси. Я не голодна. Спокойной ночи.

Оказавшись одна, я распахнула пальто, которое все это время придерживала руками, и черный кот мягко приземлился на пол. Почувствовав тепло и безопасность, он довольно заурчал, запрыгнул на кровать и невозмутимо расположился на подушке. Усмехнувшись своему новому приятелю, я жестом приказала ему вести себя тихо, так как тут он незваный гость.

Через несколько минут в комнату постучали:

— Эй, Лорен! Это Алекс, можно зайти?

Схватив кота за шиворот, я швырнула его в шкаф. Странно, но тот даже не пискнул, хоть я была уверена, что сделала ему больно.

— Да-да, конечно, — отозвалась я. — Проходи.

Парень несмело открыл дверь и замялся на пороге.

— Прости, что тревожу тебя так поздно, но скажи мне правду: у тебя точно все в порядке?

Помедлив с ответом, я не переставала теряться в догадках: «Это что, так заметно? Я слишком странно себя веду?»

Нервно заправляя непослушную прядь за ухо, я старалась давать убедительные ответы, не вызывая никаких подозрений.

— Эмма мне передала, что ты ушла с последнего урока.  Я не знал, что и думать. Ты пропадала с обеда до самого вечера, не брала трубку... Прости, я могу показаться навязчивым, но я, правда, волнуюсь за тебя...

— Алекс, нет повода для волнения. Со мной все, как видишь, в порядке.

— Больше никогда меня так не пугай, хорошо? — Он слегка дотронулся до моей щеки и нежно погладил ее. И было в этом жесте что-то настолько милое и трепетное, что защемило сердце. Пожелав спокойной ночи, Тернер покинул спальню, оставив меня наедине с тревожными мыслями.

 Я предложила своему новому другу немного молока, но он не притронулся к блюдцу, и это показалось мне странным и неестественным, ведь дворовый кот ни за что бы не отказался от такого лакомства.

Судя по всему, у кота есть хозяин: достаточно ухоженный — явно из престижной и любящей семьи, даже ошейник новенький... Видимо, он потерялся, бедняга.

Погасив в комнате свет, я забралась под одеяло и укуталась с головы до ног. Черный гость не спал, казалось, его взгляд словно застыл на мне. Неприятный холодок прошел по всему телу.

Его миндалевидные глазищи таинственно светились холодными огоньками. Голубые глаза жили своей жизнью, терялись во мгле беспросветной ночи, все так же внимательно наблюдали за мной и каждую минуту невольно вынуждали возвращаться к сегодняшней встрече с таинственным незнакомцем. Я перевернулась на спину, ощущая пристальный взгляд на себе.

Я не понимала, что со мной происходит: воспоминания о той встрече, которую я так старательно хотела забыть, заставляли снова и снова ощущать водопад всевозможных запретных чувств. И это не прекращалось ни на секунду.

Приподнявшись на кровати, я схватилась руками за голову, стараясь вовсе не потерять рассудок. Мысли путались, дыхание сбилось и, черт возьми, я просто не могла с этим ничего поделать. Поддавшись неведомому порыву, я подняла взгляд.

Черный кот невозмутимо и выжидающе смотрел на меня. Это был взгляд настоящего зверя. Хищника… От него хотелось бежать, прятаться, но я продолжала сидеть на кровати и дрожать, покрываясь мурашками… 

Видимо, я совсем спятила, но я совру, если и дальше буду отрицать очевидное.

«Я безответно и без оглядки влюбилась...» — прошептала я в пустоту и не узнала свой голос,  лишь свет кошачьих глаз засверкал еще ярче в ночной темноте.