Темный Рай

Глава 1

Я   безответно и без оглядки влюбилась...

 

«Но разве не все важные встречи
в жизни происходят случайно?»

Хеннинг Манкелль
Мозг Кеннеди

 

Лорен

— Ой, Лорен, дорогая! — спохватилась оживленно крестная с крыльца и повисла у меня на шее. — Как давно я тебя не видела! Ты так выросла. Тебя просто не узнать

Я тепло улыбнулась своей новой опекунше. Женщина просияла мне в ответ: было видно, что она давно ожидает меня. Ненси ничуть не изменилась: все та же замечательная и добрая крестная — радостная, как яркий лучик солнышка. От ее  доброй улыбки, которая не сходила с лица, на душе немного стало легче. Грусть и печаль отступили на второй план, и  я ловила себя на мысли, что все не так уж плохо. Я была тронута теплым приемом, и мне захотелось обязательно ее чем-нибудь отблагодарить.

Через минуту на улицу вышел и сам сын крестной. Стройный и высокий юноша, словно изучая, оценивающе посмотрел на меня. Я смущенно залилась румянцем. На его довольно симпатичном лице сияла искренняя приветливая улыбка. Теплые серо-зеленые глаза выражали дружелюбие и гостеприимство, и я осознала, что невольно залюбовалась им. Алекс повзрослел и изменился определенно в лучшую сторону. Не удивлюсь, если в школе его считают одним из самых популярных мальчиков. За таким красавчиком, наверное, толпы девушек бегают.

— Привет, Лорен, — поздоровался он. — Как ты добралась?

— Привет, — ответила я. — Да все нормально, не стоит беспокоиться.

Мать с сыном пригласили меня в дом и рассчитались с таксистом. Ненси отправилась на кухню готовить ужин, а Алекс помог с сумками и пообещал показать двухэтажное жилище, которое мне очень понравилось.

По всему дому витал приятный запах костра, сосновых дров и настоящего домашнего уюта, так что на душе сразу становилось спокойно. На первом этаже располагалась большая гостиная с огромным камином, кухонька и небольшая прихожая в старинном стиле. Каждый уголок был заставлен маленькими вещицами, которые, как Алекс рассказывал, играли большую роль в их жизни. Открытки и фотокарточки можно было узреть везде. Уж такие эти Тернеры — любят хранить всякую мелочь, связанную с каким-то событием в их жизни. Воспоминания для них — превыше всего.

Над камином, почти на всю стену, висел огромный портрет мужчины. Сидя в большом бордовом старинном кресле, он неодобрительно поглядывал на нас хмурым, высокомерным взглядом. По всему телу прошел еле ощутимый холодок, и я съежилась.

— Это портрет моего отца, — монотонно отчеканил Алекс на мой немой вопрос.

На втором этаже было не менее уютно: спальня крестной Ненси и ее покойного мужа, комната Алекса, их общая ванная с туалетом и моя небольшая комнатка.

— Вот и твое гнездышко. — Тернер занес вещи внутрь.

Не просторно, зато комфортно. Маленькая кровать, письменный столик, небольшой шкаф из белого дуба и окно, наверное, единственное, что можно было назвать большим в интерьере. Но меня все устраивало.

— Чувствуй себя как дома, — гостеприимно улыбнулась крестная, когда мы сели ужинать.

Вечер пролетел на удивление быстро, и в десять часов я уже пошла к себе в комнату, сославшись на то, что слишком утомилась с дороги и хочу раньше лечь спать.

— Спасибо, — поблагодарила я свою новую семью, — за все: что приютили меня, что заботитесь обо мне. Я очень это ценю. И, Ненси, ужин был просто великолепным.

— Не за что, дорогая, — погладила та меня по голове. — Сладких снов.

— Спокойный ночи, Ненси и Алекс, — пожелала им я, поднимаясь по лестнице.

На следующий день мы с Алексом отправились осматривать окрестности совершенно нового для меня места. Небольшой городишко Браун был очень чистым, светлым и зеленым. Почти на каждом углу можно было отыскать киоск или маленький магазинчик. Взяв по мороженому, мы пошли гулять в центральный парк. Алекс много рассказывал об этих местах, о крестной и о школе. А я слушала и улыбалась, часто погружаясь в свои мысли: ведь сегодня последний день лета и прошлой жизни. Я помнила о своем обещании и стремилась выполнять его. Именно завтра начнется тот «новый день совершенно новой жизни».

* * *