Глава 10

Это кошмар? Я сплю?

Весь мой оптимизм и решительность исчезли, когда я наскочила на сломанную острую ветку, впившуюся мне прямо в лодыжку. Я повалилась на сырую хвою и попыталась вытащить острый кусок дерева из своего тела. Кроны деревьев зашумели  от сильного порыва ветра. Тигровый кот будто только этого и ждал — моего промаха, чтобы вынести приговор.

Помню только, как зверь бросился на меня и впился  когтями в левую руку. Горячая кровь выступила на рукаве платья, и я уже не соображала, что со мной и где  нахожусь. Как я пожалела, что ослушалась крестную и пошла в клуб! Может, мне уже не проснуться, не вдохнуть свежий воздух, не увидеть восход солнца... Как сильно не хотела я потерять эту возможность!

Разве мог кот причинить столько боли одним прикосновением острых коготков?

Если поднять голову вверх и посмотреть в черное небо, можно подумать, что верхушки высоких сосен касаются самих облаков. Это словно далекие ворота моего последнего шанса на спасение. Я умру, и если дьявол не заполучит мою душу, она преспокойно улетит на небеса через те самые ворота. Другого выхода из этой ловушки я не видела.

Надо мной склонился человеческий силуэт, и вместо кошачьей морды я отчетливо увидела мужчину. Светлые вьющиеся волосы, сверкающие желтым огнем глаза; пунцовые губы четко выделялись на бледной коже.

— Джонатан... — прошептала я, еле шевеля онемевшими устами.

Как же мне было не узнать этого человека? Ведь именно на его руках кровь любимых  родителей.

— Лорен... — передразнил меня насмешливый голос.

— Ты убьешь меня?

Мужчина улыбнулся и наклонился ко мне. Его холодная рука коснулась моей щеки. Ласково погладив ее, он не торопился давать ответ и выжидающе буравил меня взглядом.  Я напряглась и постаралась отпрянуть как  можно дальше в сторону, но силы покидали меня. Левая рука предательски заныла, и новая порция невыносимой боли зажала мое тело в холодные клещи. Взвыв, я плотно зажмурилась и откинулась на влажную землю.

— Как же я могу поступить иначе, моя дорогая Лорен? — сквозь завывание ветра я смогла уловить его спокойный голос. — Саммерсы слишком жалки, чтобы сделать это с тобой. А я привык жить по законам. Ты знаешь много правды...

— Я ничего не знаю! 

— Ты совсем не умеешь врать, моя несчастная бедная девочка. — Я чувствовала  его касание на своей коже. — Если бы ты не знала, кто мы, то не удирала бы от такого безобидного котика.

Лихорадочно вздрагивая, я истекала кровью, понимая, что наступил конец. Это и есть последние минуты моего пребывания на этом свете. Я смогу увидеть родных —  сестру, мать и отца. Но зато мне стоит распрощаться с жизнью, крестной, своим парнем, с новой школой и друзьями и, конечно же, с Николасом, которого я так и не увидела после того рокового дня.

— Почему же ты превратился? После полуночи вы должны оставаться котами, разве нет?

Усмехнувшись одними уголками губ, мужчина привстал, и я увидела, как удлиняются его когти.

Прямо сейчас я умру. Джонатану Тернеру не составило труда лишить жизни моих родных, почему же я решила, что он сжалится надо мной? Его рука вонзилась мне в грудь. Именно туда, где находится сердце. Острая боль пронзила тело, и взывающий о помощи последний крик вырвался из горла. Но в этом не было никакой нужды: в лесу меня никто не услышит.

Перед глазами пронеслась вся жизнь от самого рождения. Фотография, на которой родители забирают меня из роддома, сияющая Керри, несомненно, довольная появлением на свет младшей сестры.

Лондон, школа, учеба, друзья... — все пролетело в голове за одну секунду. Джонатан сильнее сжал свою руку, и я почувствовала, как его пальцы обхватили сердце и потащили наружу.

Я ощущала, как медленно подкрадывается ко мне со спины черная тень. Это была моя смерть. Самое страшное уже позади.

— Когда мы охотимся, то можем принимать любой облик, независимо, день это или ночь, — последнее, что я услышала.

Тьма овладела мной теперь уже навечно. Я перестала чувствовать боль. Мой мозг отключился.

Джонатан победил.

Последний вдох…

Последний толчок сердца, которое так жестоко отняли у меня...

Николас

Многие города мира поглотила ночная тьма, но только не Санкт-Петербург. Не случайно его называют «городом белых ночей».

Я размышлял над своей непростой жизнью, держа путь в первый попавшийся бар Питера. Удобно устроившись за барной стойкой, я заказал скотч. Да, даже такие сверхъестественные существа, как мы, иногда позволяют себе расслабиться.

— Что же такой обаятельный мужчина сидит и скучает в одиночестве?

Бар был переполнен местными жителями, так что я не сразу понял, что девушка обращается именно ко мне. Это была обычная ветреная девчонка, как и сотни других. Боюсь, я не оправдаю ее ожиданий.

— На это есть свои причины.

Белокурая бестия присела рядом.

— Неужели все так плохо?

Я отвел взгляд от наполовину пустого стакана и безразлично забегал глазами по помещению, но ничего, что смогло бы меня удивить, не отыскал. Одни незнакомые лица... Показалось?

— Николас, старый приятель! Не ожидал тебя здесь встретить.

Не показалось.