Глава 11

* * *

Лорен

Очнулась я на большой кровати в чужом доме. За окнами темно: наверное, я проспала весь день. Снова провал в памяти. Смутно вспоминаются события сегодняшней ночи. Я так и не получила ответ, что со мной происходит, но явно что-то ужасное. Мне было плохо. Может, это последствия, связанные с моим внезапным воскрешением, или я тяжело заболела... Первый вариант больше походил на правду, так как я уже понимала, что наш мир не так предсказуем, как казалось раньше. Он несет в себе множество секретов и проклятий. Слабость кружила мне голову. Плюс ко всему я проголодалась. Вначале была всего лишь обычная потребность, но потом легкое чувство голода переросло в острое желание. Перед глазами возникла картинка сочного куска бекона, приправленного кетчупом. Я облизнулась, сглотнув слюну, которая в ту же секунду наполнила рот. Мой организм слишком ослаб и нуждался в еде.

Медленно поднявшись с кровати, я пошатнулась, словно ребенок, который делает первые неуклюжие шаги.

Что же все-таки со мной случилось и где я?

Это была огромная старинная комната. Большую ее часть занимала широкая двуспальная кровать с чистыми белыми простынями, на которой я пришла в сознание.

Антикварная мебель, большое старинное зеркало в золоченой раме, позволившее мне осмотреть себя с ног до головы; отражение оставляло желать лучшего. Совсем недавний, казалось бы, чудесный новый облик был испорчен. Рыжие волосы всклокочены, макияж потек, нарисовав черные разводы под глазами; новое черное платье изодрано, а на тоненьких колготках не осталось «живого» места. Маленькую сумочку и бархатные черные туфельки на высокой шпильке я, к сожалению, где-то потеряла, и мне их уже вряд ли когда-нибудь  разыскать.

Брезгливо скривившись, я оторвалась от своего отражения и босиком прошлепала к приоткрытой деревянной двери. Скрипнув, она отворилась, и я покинула комнату, чтобы  осмотреться.

Оказалось, я находилась на втором этаже какого-то старого дома. Как я здесь очутилась?

Повсюду можно было заметить много вещей ручной работы: фарфоровые статуэтки,  картины, на которых изображена знать, облаченная в богатое одеяние; на потолке красовались  хрустальные люстры в причудливых бронзовых завитушках. Деревянный пол поскрипывал  под ногами, и я боялась, что он и вовсе провалится подо мной.

Исследуя коридоры особняка, я погружалась в события восемнадцатого столетия. Николас в своих произведениях любил отображать чудесные моменты того времени. Я чувствовала себя принцессой, одетой в прекрасное пышное платье, как у тех дам на портретах.

Дом был достаточно внушительных размеров, поэтому в нем с легкостью можно было заблудиться.

Спустившись по деревянной лестнице на первый этаж, я попала в гостиную.

Помещение хоть и просторное, но очень уютное. Старинная обстановка с антикварной мебелью и светильниками. В каждом углу стоял комод, загроможденный стопками старинных и современных книг. Не дом, а библиотека какая-то.

Посреди комнаты красовался огромный красный диван, который показался мне троном самого короля. Алое пламя жадно поедало остатки дров в большом камине. Протянув руки вперед, я решила немного согреться: дом был холодным. От гнилых деревянных досок веяло сыростью, так что я слегка продрогла. Тепло от огня щекотливо пробежалось по моему лицу, и я улыбнулась, вспомнив радужные моменты своей прошлой жизни.

Внезапные голоса, доносившиеся из коридора, вернули меня в реальность, и я поспешила на звук.

— Эмма, — услыхала я раздраженного Саммерса, — я не понимаю, как можно было такое допустить?! Чем ты вообще думала?

Прислонившись к резному косяку, я притихла у самой двери, не решаясь выглянуть. Все тело напряглось, и я стала вслушиваться в громкую речь, отчетливо доносившуюся до меня.

— Николас, прости. Я понятия не имела, что Джонатан нападет на нее, — оправдывалась та.

Картина в моей голове постепенно прояснилась: брат узнал правду и теперь допрашивает старшую сестру, чтобы самому разобраться в произошедшем инциденте.

— Как можно было отпустить ее одну ночью разгуливать по лесу? — протяжное грозное рычание эхом разлетелось по всему дому, и я с опаской вздрогнула.

Раньше мне никогда не приходилось видеть Николаса в гневе. Но сейчас он был раздражен и зол. Страшно представить, что творилось за дверью.

— Тише, вы разбудите Лорен! — услышала я незнакомый баритон.

— Ты хоть понимаешь, что теперь будет? — рассеянно отозвался Николас, скорее спрашивая самого себя, чем  сестру.

— Только не говори мне, что я не предупреждала тебя с самого начала.

— Лорен превращается...

Его голос осел и показался мне чужим. Фраза прозвучала так, словно он только осознал весь ужас случившегося.

«Лорен превращается...» — несколько раз прозвенело в моем задурманенном сознании.

В кого или во что?

Я выглянула из-за двери и окинула изумленным взглядом всех присутствующих в коридоре. Николас, Эмма, Алекс и какой-то неизвестный мужчина мгновенно обернулись на скрип, не решаясь что-либо сказать. Молчание затянулось.

— А я говорил, что следует вести себя тише! — первым опомнился незнакомец. Все четверо вошли в гостиную и с состраданием посмотрели в мою сторону.

Я превращаюсь...

— Кто-нибудь объяснит мне толком, что все-таки произошло? — непонимающе отозвался Тернер. — В кого она превращается?

— О, боже мой, Крис, расскажи ему, он же не отстанет, —   с раздражением попросила Эмма незнакомца.

Сразу стало понятно: этот мужчина и является тем самым Крисом Бруксом —  парнем Эммы Саммерс, с которым она собиралась меня познакомить в ночном клубе, и куда я так и не попала. Согласившись со своей девушкой, тот вывел Алекса в соседнюю комнату, намереваясь раскрыть ему страшную тайну всех проклятых, присутствующих в этом доме.

Эмма модельной походкой подошла ко мне.

— Тебе повезло, что ты обращаешься, Лорен! Я была очень зла на тебя, что ты так и не пришла ночью в клуб, как мы с тобой договаривались...

— Эмма, ты хоть иногда думай, прежде чем что-то говорить, — перебил ее строгий голос брата.

— А что я не так сказала?

Но я их не слушала. Глаза закрыла пелена подступивших слез. Все помещение поплыло, и я больше не чувствовала под ногами землю. Реальный мир смешался с криком моих мыслей. В голове зарождалась настоящая паника. Я не знала, как правильно реагировать. Двинувшись с места, я бросилась наутек, стараясь сбежать от самой себя.

Теплая ладонь ловко ухватила мою руку и заставила остановиться. Я испуганно оглянулась и встретилась с изумрудно-голубым неспокойным морем. Такими сейчас были его глаза.

— Все будет хорошо. Я буду рядом...

Посмотрев на уверенного Саммерса, я немного успокоилась: Николас знал, что делать.