Глава 14

Яркий свет пронизывал веки. Приоткрыв глаза, я увидел ее, и наши взгляды встретились. Лорен не смогла сдержать улыбки.

— Что-то не так?

Это сон, всего лишь сон — прошлое смешалось с настоящим временем. Мне все это не нравилось.

— Да нет, все хорошо, — улыбнулась красавица. — Просто ты разговаривал во сне...

По всему телу прошла мелкая дрожь от одной мысли, что я смогу потерять самое дорогое, что есть в моей жизни. Такое повторно я не переживу. Лишь бы с ней все было хорошо.

— Лорен, я больше никогда тебя не оставлю, слышишь? — твердо заявил я. — Никогда...

— А ты думаешь, что я тебя отпущу? — Девушка потянулась к моим губам.

Мы остановились в ближайшем отеле, так как Лорен категорически отвергла идею возвращаться домой. Дождь не умолкал, и мы не могли гулять всю ночь по центральному парку Брауна, иначе уже под утро никому не сыскать нас живыми: вода отняла бы все наши  силы. 

Склонившись над смеющейся девушкой, я настойчиво припал к ее розоватым устам и утолил жажду неимоверно сладким вкусом. Обладательница карих глаз не менее пылко ответила мне взаимностью. Внезапно надоедливая трель сотового разнеслась по номеру. Мисс Конорс первая не выдержала настойчивых гудков: девушка вынуждена была прервать поцелуй и отстраниться.

— Николас... Телефон...

— Ничего, перезвонят!..

— А вдруг что-то случилось?

Обняв девушку за тонкую талию, я принялся медленно покрывать ее белоснежную шею короткими поцелуями.

— Лорен... ты… как… всегда… неотразима...

— Николас, возьми трубку! — скомандовала девушка.

Мне понадобилось несколько секунд, чтобы привести сбитое дыхание в нужный ритм. Неохотно поднявшись на ноги, я потянулся к телефону. Увидев на дисплее знакомый номер, я с раздражением нажал на кнопку.

— А ты бьешь рекорды, Тернер! Два — ноль в твою пользу.

— Николас, это срочно! — услыхал я встревоженный голос, доносившийся с того конца провода. — Приезжайте в особняк... Есть разговор.

— Хорошо, скоро будем, — отозвался я и нажал кнопку «отбой».

 

 

Лорен

 

Не прошло и получаса, как мы, заливаясь смехом от переполнявшего счастья, влетели на порог старого поместья Саммерсов, но, увидев хмурых Эмму и Алекса, я выпустила ладонь Николаса и инстинктивно сложила руки на груди, пытаясь разобраться, что такого могло случиться за сутки. Не хотелось портить чудесное настроение. Мы молча прошли в гостиную и опешили: Тернер нежно приобнял Эмму за плечи и утешающе поглаживал ей руку. Я покосилась на Саммерса и на его лице смогла прочесть, что он тоже обескуражен, собственно, как и я сама.

«Что случилось?» — вопрос крутился на языке, но я не решалась нарушить тишину.

— Нам обязательно нужно быть здесь в такую рань? —  раздраженно спросил Николас. — Ну вот, мы тут. Но, видимо, никто не собирается объяснять нам, что происходит?

Переглянувшись, Алекс и Эмма отстранились друг от друга. Дурное предчувствие охватило меня. Наверное, новость будет не из веселых.

— Крис Брукс умер... — сообщил неприятное  известие Тернер.

Не может быть! Только вчера я встретила этого весельчака, с которым хотела меня познакомить подруга той ночью в клубе. Бедняжка Эмма! Понимаю, как ей тяжело, ведь я не раз теряла близких людей. Это ужасно...

— Мы гуляли по Брауну, как тут внезапно появился Дейвидсон и убил его... — дрожащим голосом отозвалась девушка.

Я поняла, почему она назвала Джонатана Тернера Дейвидсоном: Алекс не знал, что он и есть его «покойный» отец, сымитировавший свою смерть. Услыхав, что здесь замешан Джонатан, я нисколько не удивилась.

— Дейвидсон передал тебе, что это не конец, и он будет мстить столько, сколько будет нужно... — Ее голос был сдавленным и тихим. Громко всхлипнув, девушка замолкла.

Только моя жизнь начала налаживаться, как появились новые проблемы.

— Что? И это все новости? — спросил Николас. — Эмма, хватит устраивать сцены, это не могло задеть тебя настолько сильно...

Разревевшись,  Саммерс  выбежала  из  комнаты.  Неодобрительно покосившись на Николаса, я покачала головой.

— Эй, Эмма, подожди! — бросилась я вслед за убегающей девушкой.

Та понеслась по длинному коридору и скрылась за углом. Красная ковровая дорожка привела меня к деревянной двери, за  которой слышались жалобные женские всхлипы. Постучав и не дожидаясь ответа, я потянула на себя дверную ручку и нерешительно вошла внутрь. 

Я еще не успела побывать в  западном крыле лесного особняка, где, собственно, как мне подсказывала моя логика, находилась комната Эммы. Раньше я не замечала у Саммерс тяги к романтике, но почти вся комната блондинки была  оформлена в розовых и персиковых тонах. Небольшая кровать располагалась возле окна, напротив туалетного столика, где девушка поместила косметику. От разных тюбиков, флакончиков с духами, баночек с кремом, аккуратно расставленных на полках, рябило в глазах.

Подруга всегда была зациклена на своей внешности, правда, в последнее время она меньше крутилась возле зеркала: девушка наконец поняла, что яркая обертка — не главное в жизни.