Глава 14

Алекс

 

Нервно постукивая безымянным пальцем по письменному столу, я глубоко погрузился в размышления. Это была объяснительная записка в школу о выдуманной «важной» причине, почему мы с Лорен пропустили пару дней занятий. Моя мать не знала об этом, и я хотел сохранить все в секрете. Следует уладить формальности самому, чтобы избежать лишних проблем. Конечно, все написанное — ложь. А что? Может, мне следует написать правду?

«Извините, пожалуйста, но Лорен Конорс и Алекс Тернер пропускали школу, потому что мисс Конорс обратилась и теперь является сверхъестественным существом. Но проклятие подействовало наполовину. Алекс Тернер, проявив свое милосердие, остался ей помогать в доме семейки сверхъестественных существ, приютившей их на некоторое время».

О маленькой выскочке Конорс я старался больше не думать: слишком много я потратил на нее времени, когда той глубоко плевать на мои чувства.

Вдруг я услышал шаги в коридоре. Это мог быть кто угодно, но звук показался мне странным.

— Николас, это ты?

Ответа не последовало. Я весь напрягся и настороженно огляделся по сторонам.

— Алекс...

Женский мелодичный голос заставил меня обернуться. Прекрасная девушка невозмутимо стояла передо мной. Я окинул ее с ног до головы восхищенным  взглядом. Эластичные черные лосины соблазнительно обтянули длинные ноги, коротенькая красная туника подчеркивала идеальные женские формы. 

Я изумленно уставился на нее и смог вымолвить лишь одно слово:

— Лорен?..

Но та и бровью не повела. Искусительница приблизилась ко мне модельной походкой. Одной рукой девушка потянулась за заколкой, что удерживала волосы, и умело расстегнула ее. Рыжие кудри, что показались мне в тот миг пламенем, рассыпались по ее плечикам, поражая объемом и красотой. Нежные руки опустились на мои широкие плечи и привлекли в свои сети, так что я не нашел сил сопротивляться. Аромат ее кожи задурманил мое сознание и вовсе лишил рассудка.

Это было не похоже на Лорен, но сейчас я не мог думать ни о чем.

— Я люблю только тебя, Алекс...

Ласковый бархатный голос срывался с ярко-алых уст, повторяя вновь и вновь слова, которые я так отчаянно желал слышать:

— Только тебя... Люблю...

 

Николас

 

С раздражением захлопнув дверь в свою комнату, я с яростью зарядил кулаком в старую стену, но не рассчитал своей силы и оставил отпечаток. Картина, случайным свидетелем которой я стал, привела меня в  бешенство.  Одним махом содрав с себя одежду, я стал под холодный душ, стараясь унять бушующую во мне злость.

Я хватал ртом воздух и ледяные капли воды, которые старили меня, и старался прийти в себя.

Надоело быть мальчиком на побегушках. Как только нет Алекса, Лорен использует меня. Может, она и чувствует что-то ко мне, может, любит, но... Алекса она тоже любит! «Я никогда его не любила...» — вспомнились мне ее слова.

Что же  тогда я видел сейчас? В лицо одно, а за глаза: «Я люблю только тебя, Алекс... Только тебя...»

Я чувствовал себя использованным, брошенным и никому не нужным. Все! Больше никаких оправданий. Сегодня она меня унизила.

Не могу поверить, что Лорен могла со мной так поступить. Помню ту искреннюю улыбку, переполненную чувствами. Никакой фальши! Или, может, ей меня недостаточно?

Я вцепился в мокрые волосы и изо всех сил потянул их, чтобы физической болью заглушить душевную муку. Глаза слезились, но это ничего не значит: шрамов нет и побоев тоже. Заглянуть бы только ко мне в душу...

Я не против покончить со своими мучениями — просто-напросто состариться и умереть. Руки сморщились от холодной воды, как у старика, вены вздулись и потемнели. Такой я есть на самом деле — двухсот пятидесяти семилетний старик, которому уже давно пора покинуть этот мир.

Голод... Я терял последние силы. Да, мы не ищем легких путей. Притворяемся, что нам не больно, что можем морить себя голодом и спокойно  ожидать смерть. Ну уж нет. В эти моменты внутри нас просыпается эгоизм. Неизменная любовь к жизни жалобно напоминает, что мой организм нуждается в новой энергии. Чтобы ее заполучить, мы идем на охоту, убиваем людей и забираем их души. Может, у кого-то еще остались вопросы, почему же Лорен выбрала именно Алекса? Ответ довольно прост: он — человек, я — монстр.