Глава 15

Он —  мое счастье

 

 

«Скажи этому дьяволу, чтобы шел в Ад».

 

Фильм «Двойник дьявола»

 

 

Лорен

 

Проворный лучик света пробился через тонкую ткань занавески и заставил поморщиться от яркого осеннего солнца, которое казалось таким неуместным в темном пространстве моего недавнего сна. 

Вчера вечером я решила покинуть жилище Саммерсов и вернуться в дом крестной. Ненси очень волнуется за нас с Алексом. Хоть я и звонила, но ей нужно лично удостовериться.

Крестная была бесконечно рада видеть меня и больше не осуждала мой новый внешний вид, опасаясь, что я вновь могу устроить побег из дома. Конечно, я уверила ее, что с Алексом все в порядке, и нет ни единого повода для волнений, но, кажется, она заподозрила что-то неладное.

Сладко потянувшись, я протерла слипающиеся глаза.

Неожиданно приоткрытая оконная рама со скрипом распахнулась, и черный кот с  бирюзовыми глазами бесшумно прыгнул на подоконник. Сердце замерло, и я поймала себя на мысли, что скучаю по тем временам,  когда  еще не знала о страшных тайнах и проклятиях. Теперь же я сама была неотъемлемой частью этого сверхъестественного мира.

Черный кот сбросил кошачью шкуру и принял человеческий облик. И это был облик моего любимого мужчины. Удовлетворенный моим изумленным видом, Саммерс прошел в комнату и с наглой ухмылкой развалился на кровати.

— Что ты тут делаешь, Николас?

— И тебе доброе утро, Лорен.

Саммерс нахмурился, фирменная ухмылка медленно сползла с его губ, сложившись в тонкую линию. Он откинулся на подушку и положил руки себе под голову.

— Николас, что-то случилось?

— Как только у тебя хватает наглости спрашивать?

Что он несет?

— Ну что ты, я, конечно, рад за вас с Алексом...

— Николас, что это значит?

Но не успела я и рта раскрыть, как была жестоко перебита:

— Да брось, Лорен, не держи меня за идиота. Думаешь, я не знаю о твоем ночном визите к Тернеру?

Мне понадобилось несколько минут, чтобы понять, почему чудесное утро началось с обвинений.

— Стой, подожди, но вчера я даже не видела Алекса... Я пошла к Эмме, мы с ней проговорили весь день, и потом я вернулась домой.

— Ты только упустила пункт «а также под вечерок решила заглянуть к Алексу»…

Язвительный голос Николаса прервало пронзительно громкое сообщение, да так, что завибрировала тумбочка, вплотную стоявшая к кровати. Подскочив на месте от неожиданности, я потянулась за сотовым. Это было голосовое сообщение, оставленное Эммой. То и дело ловя на себе упрекающий взгляд, я нажала на кнопку.

«Доброе утро, наша драгоценная Лорен. Ну и как же тебе спалось с твоим бывшим парнем? Не берем уже трубку, значит, да? Плевать я хотела на все свои чувства к Алексу, но со своим младшим братом я никогда и никому не разрешу так обходиться, понятно! Ты поступила по-свински, Конорс. И заруби себе на носу, деточка: если еще раз будешь вешаться на шею к моему братцу и пудрить мозги, я сама вырву твое сердце, маленькая манипулирующая сучка!»

Я посмотрела на Саммерса и поймала его презрительный взгляд. Безусловно, он все слышал и был согласен с сестрой, но почему я ничего не помню, словно мне взяли и удалили кусочек памяти.

— Что за чертовщина? — спросила я скорее саму себя.

— Видимо, ты хотела обхитрить кого-то и зачем-то... Думала, никто не заметит? Нужно было лучше маскироваться, а не орать на весь особняк! Если вы хотели остаться незамеченными, боюсь, что я вас разочарую: у вас не вышло.

Бесцеремонно столкнув меня с кровати, Николас выплескивал весь свой негатив; его глаза засверкали и наполнились чернотой. Саммерс пылал яростью, и я словила себя на мысли, что действительно боюсь такого Николаса.

— И если ты спросишь, ревную ли я... — не унимался разъяренный Саммерс. — Да, Лорен! Я ревную тебя к нему, потому что, в отличие от некоторых, все еще люблю и не меняю своих решений. Но знаешь, я не могу понять, зачем нужна была вся та ложь: «Я больше не люблю Алекса»? Почему-то вчера вечером я слышал совсем иное. Это правда, да? Ты любишь только его?.. ТОЛЬКО ЕГО!? — Мои ушные перепонки чуть не лопнули. — С кем ты, Лорен? Вчера — со мной, сегодня — с ним... А завтра что? Нового себе найдешь?

На глаза навернулись слезы. Так на меня еще никто не кричал, даже когда я нарушала самые строгие запреты и правила поведения хорошей дочери.

Я испугалась и не могла разобрать: это что, нашествие Саммерсов? Николас и Эмма будто сговорились! Все смешалось, комната поплыла перед глазами.

Парень растерянно  задержал на мне взгляд.

— Шлюха... — одними губами произнес тот.

Я смотрела на своего возлюбленного, с каждой минутой понимая, что он возненавидел меня до такой степени, что ему противно мое присутствие. Это оскорбительное слово задело мое ранимое сердце. Я хотела доказать, что это не так — я по-прежнему люблю только его и больше мне никто не нужен. Но настолько пропитавшись той грязью, которой облила меня за одно утро семья Саммерсов, я поверила, правда, поверила, что являюсь этой омерзительной сволочью.