Глава 17

Николаса похитили...

 

 

«Любовь не знает середины: она или губит, или спасает».

 

Виктор Гюго

Отверженные

 

Алекс

 

Браун. Особняк Саммерсов.

Я не знал, как описать то, что чувствовал.

Пустота... Свобода... Независимость...

— Эй, Алекс! — окликнул меня чей-то женский голос. — Все хорошо, я рядом. Я всегда буду рядом.

— Эмма? Прости, я задумался...

Уверенным шагом Саммерс подошла ко мне и села на диван. Ее рука скользнула по моей щеке, очерчивая скулы. 

— Тебе плохо, — молвила та. — Я здесь, чтобы помочь...

— Зачем тебе это?

— Ну...  Ты помог мне, а я должна помочь тебе.

— Спасибо, Эмма, но не стоит меня жалеть, со мной все в порядке.

— Ты любишь ее?

— Н-е-ет, — покачал я головой. — Я люблю тебя, Эмма Саммерс. — Мой голос был полон искренности и уверенности.

— И я тебя, Алекс Тернер,  — подарила она мне свою радужную улыбку. — Люблю...

Не сдерживая своих чувств, я накрыл уста девушки своими и растворился в поцелуе.

Вдруг входная дверь со скрипом отворилась, и на пороге показалась перепуганная Лорен, которую я больше не ожидал увидеть в ближайшие два столетия.

— Николаса похитили... — прошептала Конорс одними губами.

На побелевшем личике девушки читалась настоящая паника.

— Кто, Лорен? — подскочила к ней Саммерс.

— Джонатан... — стуча зубами, обронила она. — Тернер...

Закрыв лицо руками, Лорен дала волю слезам. Эмма нежно обняла ее, стараясь утешить и разузнать, что же все-таки произошло.

— Тернер?  Стоп, подождите... Джонатан Тернер?!

Ничего не понимая, я уставился на девушек. Эмма растерянно переглянулась с Лорен и решилась ответить:

— Мда, прости, Алекс. Видимо, глупо будет и дальше скрывать от тебя правду...

— Какую еще правду? — непонимающе перебил ее я.

— Настоящая фамилия Джонатана — Тернер. И да, он — твой отец...