Глава 17

Невероятно! Значит, все эти годы — ничто. Он просто срывал на мне свою ярость. Им руководит не любовь, а вечная месть. В этом весь Джонатан. Надавив на больные точки, касающиеся семьи Тернеров, я не верил ему. Может, он сожалеет, ему больно, что пришлось бросить жену с ребенком, не подумав о том, что следовало уйти раньше — в этом мы  были похожи. Разве я мог уйти и оставить Лорен одну, зная, какие глубокие чувства она испытывает ко мне? Я ушел слишком поздно, когда уже появились вопросы, и понимал Тернера. Наверное, было тяжело сымитировать свою смерть, по крайней мере, он не оплошал, как я.

Да, я все еще винил его за испорченную жизнь, за смерть родителей Конорс, за утрату ее человеческой  жизни. Но в одном я не мог ему перечить: сколько грехов он бы ни натворил, я уважал его за то, что он ушел раньше и не посвятил свою семью в тайну, которая приносит проклятие. К сожалению, я этим похвастаться не мог.

— Вау, Джонатан, я поражен. Такой мужественный поступок во благо своей любимой семьи.

Ехидная ухмылка коснулась моих уст, и я язвительно наблюдал за поведением этого мерзавца, глубоко запрятав свое жалкое и никому не нужное сочувствие.

— Жаль, что все напрасно. Твой сынок обратился, и за все нужно благодарить Бекер, — выдвинул я свой последний козырь.

— Спасибо, Джонатан, думаешь, я все это время покуривал в сторонке? У меня в этом городе везде уши. Я первым узнаю новости.

Торжествуя, Тернер прошествовал в центр подвала и заглянул в зияющую чернотой яму.

— Ого! — присвистнул он. — Видимо, не очень приятно будет провести последние минуты жизни на дне мрачного колодца.

Пропустив мимо ушей его реплику, я решил перейти к делу, так как висеть над колодцем не было никакого желания.

— Какого черта я тут делаю, Джонатан?

Наблюдая за каждым движением Тернера, я горел желанием стереть с его лица улыбку.  Но когда до меня дошло, что собирался сделать этот тигровый котяра, я с отчаянием попытался вновь дотянуться до железного выступа.

Подойдя к рычагу, Джонатан резко опустил меня на веревках, заставляя повиснуть в нескольких дюймах от черной бездны.

— Черт бы тебя побрал! — прорычал я, задергав ногами в воздухе. — Отпусти меня немедленно!

— Еще одно слово — и полетишь на дно.

— Я предупреждаю, Джонатан, ты поплатишься за это!

Мое безвыходное положение лишь рассмешило его.

— Наверное, тешишь себя мыслью, что я из жалости не убил твою драгоценную Лорен? На Конорс не случайно до конца не подействовало проклятие. Она и есть мой последний шанс отыскать ведьму, которая сможет избавить нас от повседневного ада.

— Ты все еще веришь, что есть способ снять проклятие?

— Кровь Лорен обрисует на карте прямой путь к Арианне Бекер. Верить или нет, решать только тебе. Мне на твое мнение плевать.

— Откуда ты берешь эту чушь?

Погрузившись наполовину в бездонный колодец, я тотчас пожалел о спонтанном вопросе.

— Птичка на хвосте принесла. Ну, а теперь, прости, настало время прощаться.

Рычаг резко опустился, и я полетел вниз — навстречу своей смерти. Адреналин я чувствовал каждой клеточкой тела, эмоции взрывались одна за другой, вызывая совершенно противоположные ощущения. Расстилающийся передо мной темный туннель, казался бесконечным, так же, как и моя веревка, которой были связаны запястья. Внезапно я достиг дна, и ледяная вода с громким всплеском приняла меня в смертельные объятия.

Я знал, что это конец, потому как выхода отсюда не видел.

— Прощай, Николас! — это были последние слова, которые я услышал, прежде чем тьма поглотила меня.