Глава 17

Лорен

 

Всматриваясь в свое размытое отражение в грязной луже, которая теперь стала для меня целым озером, я с отвращением поморщилась. Вместо обычного семнадцатилетнего подростка со знакомыми чертами лица меня невозмутимо разглядывала рыжая кошачья морда.

Мяукнув, я помчалась на своих обросших шерстью лапах вслед за белобрысой кошкой.

Такой, как правило, я должна была становиться каждую ночь, если, конечно, у меня нет магического ожерелья, как у Саммерса. Но я могла без помощи амулета обращаться в хищницу в любое время дня и ночи, лишь следовало хорошенько захотеть. Со мной что-то не так? Я какая-то неправильная кошка? Кто его знает, но сейчас меня меньше всего заботили подобные вопросы. Николас находился в беде, а это значило, что все остальное подождет, так как для меня нет ничего важнее его безопасности.

Эмма волновалась не меньше моего. Я еле успевала следовать за ней, стараясь не отставать ни на шаг. Мы уже обыскали не одно место, где, как предполагала моя подруга, Джонатан мог держать Саммерса. Но ни на кладбище, ни в старом поместье Тернера его не оказалось. Сейчас мы мчались по мрачному лесу в очередное место, где надеялись отыскать Николаса.

След белой кошки я находила по запаху. Внезапно Эмма решила изменить тактику бега. Умело вскарабкавшись на дерево, она, словно белка, запрыгала по ветвям. К несчастью, я была лишь новичком, так что отдельных уроков, как правильно лазить по крышам домов или по деревьям, мне никто не давал. Пришлось схватывать все на ходу.

Вспомнив о кошачьих коготках, я смогла зацепиться за кору высокой сосны и, как можно осторожнее, перепрыгнула на ближайшую зеленую ветку. Вскоре я догнала свою подругу. Эмма в панике огляделась вокруг и доложила мне с жалостью в голосе:

— Его тут тоже нет...

Вдруг порыв холодного осеннего ветра донес до моего сверхъестественного слуха пару слов, напрочь перевернувших все в душе.

«Прощай, Николас!» — отозвалось эхом и смешалось с шелестом осенних листьев.

Голос Джонатана звучал в моей голове. Во мне словно открылось второе дыхание, и никто не мог меня остановить.

Как же я боялась опоздать!..

Николас в опасности, а это значит, что никто другой не будет бороться за его жизнь отчаяннее меня. Он — мое все. Все, что есть. Все, что осталось.

Каждая клеточка моего естества заполнилось невыносимой яростью, злобой, ненавистью при одном лишь  виде того, кто испортил жизнь моего любимого. Того, кто жестоко убил родителей. Того, кто обратил меня, забрав человечность. Того, кто виновен в смерти Криса. Я раньше никогда не чувствовала в себе столько силы и мощи, неразрушимой и никому не подвластной. Не позволю этому существу портить жизнь мне и моим близким! Ни за что!

Месть... Вот чего я жаждала в тот момент больше всего. И эти эмоции лишь усилились, стоило мне дать волю рвущимся наружу острым кошачьим когтям. Именно в тот миг пробудился во мне мирно спящий монстр, которому нельзя противостоять. Сорвавшись с места  и огласив лес протяжным рычанием, я бросилась в атаку. Два когтя-лезвия погрузились мужчине в глаза. Взвыв от невыносимой боли, противник из последних сил отчаянно пытался защитить себя. Через затуманенное сознание какая-то крохотная частичка здравомыслящего рассудка пыталась достучаться до меня, но напрасно. Презрение к этому получеловеку было намного сильнее каких-либо других чувств. Повалив жертву в грязь, я пробила своей хрупкой на вид, но беспощадной рукой каменную грудную клетку и с яростью вытащила бьющееся, горячее сердце. Лишь до конца удовлетворив хищное желание, я смогла облегченно выдохнуть. Чернота глаз cошла, и я посмотрела на ситуацию трезво, четко осознавая, что натворила. Больше не будет новых смертей: он покинул этот свет. Я отдала ему должное, отомстив за многих невинных людей, которых он погубил, особенно, за родителей. И не жалела о случившемся, а прямо смотрела в затуманенные глаза серийного убийцы. Лишь быстрая пульсация окровавленного сердца Джонатана в моих руках вернула сознание  в реальный мир.

В сыром мрачном подвале Эмма уже успела позаботиться о младшем брате, вытащив его изможденное тело из колодца.

Я застыла в дверях, не решаясь двинуться с места. Сердце в одну секунду издало три отчаянных удара. В горле пересохло, и я испуганно отшатнулась. Насколько знакомым и родным мне всегда казалось его лицо, а сейчас я наблюдала совсем иную картину: смоляные волосы покрылись сединой, кожа юноши сморщилась и приобрела землистый цвет.

Но не внешний вид парня поразил меня настолько, что отнял дар речи. Я боялась, что он умер.

Справившись с остолбенением и поборов страх, я медленно подошла к Николасу и опустилась на колени.

Дрожащей рукой я вложила в его ладони слабо пульсирующее сердце, не теряя надежды, что отчаянный план сработает.

— Что ты делаешь, Лорен? — непонимающим взглядом окинула меня Эмма.

— Это сердце Джонатана.

— Лорен, это не сработает, — еле сдерживала она слезы. — Ему нужно человеческое сердце...