Глава 18

Это ловушка

 

«Сколько бы мы это ни отрицали, но в глубине души мы знаем:

все, что с нами случилось, мы заслужили».

 

Сомерсет Моэм

Рождественские каникулы

 

Лорен

 

— Что смотришь? — расплылся Николас в соблазнительной полуулыбке. — Наглядеться не можешь?

Состроив гримасу, я демонстративно отвернулась в противоположную сторону, давая Саммерсу возможность спокойно переодеться.

— Понимаю, — продолжил тот. — Нелегко устоять перед таким обворожительным, ослепительно прекрасным и сексуальным мужчиной, особенно, когда он без футболки.

Полностью соглашаясь про себя, я с трудом подавила сладкое непонятное чувство и фыркнула:

— Ты такой самоуверенный!

— Ага, — в глазах Николаса запрыгали хорошо знакомые бесенята. — А еще самонадеянный,  прекрасный,  соблазнительный, самовлюбленный, хорош собой, во всех смыслах этого слова...

— Так, стоп! — уверенно прервала я его нескончаемый список.

— В общем, само совершенство! — подытожил Саммерс.

— Николас!

— Да, дорогая?

— Перестань меня так называть!

— Конечно, милая.

— Николас, предупреждаю!

— Да, любимая…

— Я, по-моему, ясно сказала.

— Яснее некуда. — Он окончательно решил вывести меня из себя, добавив: — Дорогая...

— Немедленно прекрати!

— А что я такого сказал? Ты и вправду мне дорога, мила и любима, — пожал он плечами. — А еще обворожительна в своем открытом дерзко-красном ночном костюмчике.

Николас окинул меня достаточно интимным взглядом с головы до ног. Этот взгляд заставил меня еще больше смутиться, так как была я одета всего лишь в кружевную ночную сорочку, тоненькие бретельки которой упали с плеч.

— Хорошо, пупсик. Как тебе такое прозвище?

Но ничего не вышло: уж слишком в хорошем настроении пребывал Саммерс.

— Хм,  я со стороны, конечно, не очень смахиваю на «пупсика», но если ты так думаешь, то... Мне даже нравится такое прозвище — это так эротично.

Я вспыхнула и швырнула в Николаса подушкой. Умело поймав ее на лету, тот съехидничал:

— Что, опять меня назовешь «самовлюбленным индюком»?

— Нет, «нарциссом»!

— Гляди, сейчас из ушей пар пойдет, — продолжал тот в своем репертуаре. — Мисс Зануда!

Таким образом меня мог вывести из себя исключительно Саммерс.

— Тебе что, делать нечего, кроме как с самого утра портить мне настроение?

Сложив руки на груди, я наблюдала за тем, как тот, преспокойно застегивая рубашку, специально делал вид, что не справляется с пуговицами. Наивный! Может даже не надеяться, что я буду ему помогать!

— Конечно, нечего. Мне просто нравится злить тебя.

Мгновение — и в Саммерса полетела очередная подушка, от которой тот ловко увернулся.

— Что, наши голубки уже ссорятся с утра пораньше? — послышался знакомый женский голос.

Эмма вошла именно в тот момент, когда я оседлала обидчика и отчаянно колотила его подушкой, а он, в свою очередь, пытался сбросить меня со своей спины. Вся эта ситуация напомнила традиционное утро прошлой жизни, когда я и Керри устраивали подобные бои, и родители сбегалась на ужасные вопли, будившие весь дом.

Наконец прекратив дурачиться, Саммерс отпустил меня  и поднял виноватый взгляд на сестру.

— Все, спускаемся вниз, — скомандовал решительно Николас, мгновенно приняв серьезный вид. — Есть одно незаконченное дельце.