Глава 18

Лорен

 

Тоненькие шпильки в двенадцать сантиметров заставили меня, словно младенца, заново учиться ходить. Я хотела выглядеть хоть чуточку выше. Но, кажется, слегка переборщила.

Эмма и Алекс были тоже готовы.

Такси приехало вовремя, и мы, словно в карете, отправились на бал, прекрасно осознавая риск, на который добровольно подписались.

Когда мы прибыли в назначенное место, от изумления я открыла рот, с особым восхищением рассматривая огромный танцевальный зал. Признаться честно, раньше я никогда не бывала на настоящем балу. Нашу семью редко приглашали на какие-либо торжественные мероприятия. Отец был обычным англичанином и не занимал важную должность, чтобы пользоваться связями и известностью в обществе.

Живая музыка создавала в помещении ощущение воздушности и торжества. Талантливые  музыканты извлекали из своих драгоценных инструментов великолепные классические шедевры.

Приглашенные были повсюду: кто пил, кто ел, кто танцевал, а кто просто сидел и слушал, наслаждаясь весельем.

Изысканный интерьер зала дополнял классический декор: старинные картины, вазы из горного хрусталя, наполненные экзотическими фруктами и цветами, античные скульптуры. Полы, выложенные кремовой мраморной плиткой, отражали, как в зеркале, множество хрустальных люстр. На круглых столах громоздились всевозможные вкусности: традиционные английские лепешки, пирожные, салаты и национальные блюда.

Весь вечер мы наслаждались весельем: ели, пили и танцевали, веселились от души. Но никто не посмел забыть предупреждения Саммерса, которое гласило: «Все хорошо, но только до поры до времени. Не забывайте, что на этот бал мы были приглашены Вирджинией Бекер».

Я плюнула на все предостережения и осмелилась выйти на танцевальное поле. Стараясь попасть в такт музыки, ругая свои трясущиеся ноги, я затерялась, смешавшись с толпой вальсирующих людей. Эта танцевальная мука продолжалась до той поры, пока я не налетела на Алекса. Тот без маски любезности крепко обвил мою талию и вытолкнул вновь на танцплощадку.

Обхватив его шею руками, я печально вздохнула и разрешила Тернеру повести.

— Лорен, мне нужно попросить у тебя прощения... — неуверенно начал он.

— Алекс, я тебя понимаю, — вздохнула я. — Превращение... Мы и подумать не могли, что такое случится с нами.

— Ну и вот: прошло столько времени, а мы все еще тут танцуем в ожидании, когда же появится наша ведьмочка, — шутливо хмыкнул тот. — Лорен, я все равно так не могу... Прости меня, пожалуйста!

— Тебе не стоит извиняться. Я вовсе не держу на тебя зла. Более того, очень рада за тебя и Эмму и желаю вам счастья.

— Наверное, — помедлил Алекс, смотря мне прямо в глаза, — я так никогда не смогу сказать про тебя и Николаса. Просто хочу, чтобы все это закончилось, и мы смогли прожить эту жизнь так, как изначально хотели...

Музыка стихла. Провожая парня невидящим взглядом, я вскоре потеряла его из виду. Казалось, что все кончено и наши дружеские отношения уже не вернуть.

В таком подавленном состоянии нашел меня Саммерс: разбитую и расстроенную недавним разговором с Алексом.

— Эй, Лорен, что-то случилось? — Николас нежно взял в ладони мое лицо. — Ты какая-то бледная...

Николас выглядел замечательно в смокинге. Проведя языком по пересохшим от волнения устам, я постаралась унять мелкую дрожь.

— Нет, Николас, все хорошо... — солгала я как можно правдоподобней.

Музыканты взяли в руки скрипки. В зал полилась чарующая мелодия.

— Мисс Конорс, — парень расплылся в очаровательной улыбке и протянул мне руку, как настоящий джентльмен, — разрешите пригласить  вас на танец.

Почему он всегда знал, что именно нужно сказать, чтобы окончательно разрушить оставшиеся сомнения? Власть, которую имел надо мной лишь один мужчина на свете, немного пьянила сознание, и вскоре от неуверенности не осталось и следа.

Я вложила руку в его ладонь и полностью доверилась юноше, разрешая закружить меня в танце так, как ему угодно.

С победной ухмылкой кавалер провел партнершу в центр зала. Николас медленно двигался в такт музыки, а я, в свою очередь, обвила руками его шею и ступала следом, совершенно запутавшись во всех этих шагах. Ничего не соображая, я лишь чувствовала проворные руки Саммерса, бесстыдно блуждающие по моему телу. Ноги стали ватными, тело натянулась, как пружина, и я затаила дыхание в ожидании чего-то невероятного. Казалось, если бы не Николас, крепко сжимающий меня в своих объятиях, я вовсе потеряю равновесие и растянусь на холодном мраморном полу.

Растерянно вздрогнув, я посмотрела ему в глаза, руки с  силой вцепились в ворот смокинга. Кровь забурлила в венах, а сердце перешло в хорошо знакомый учащенный ритм, и это уже трудно было назвать простым танцем.

Часы пробили полночь именно в тот момент, когда уста Саммерса соединились с моими в сладком поцелуе. Окружающие нас люди пережили трансформацию.

Не тронутые ночными чарами всемогущей ведьмы, лишь мы вдвоем остались в пустом зале в человеческом обличье. Всему была виной особенность моего обращения. Ну а Николаса выручило его позолоченное ожерелье.

Будто со стороны, я наблюдала за мистической картиной: влюбленная пара стоит на танцполе в окружении  неисчислимого количества котов всех мастей и расцветок.

Что же это могло значить? Все эти люди так же, как и мы, под действием проклятия?

Вдруг, откуда ни возьмись, в зал вбежали громадные серые волки. Я испуганно уставилась на пасти зверей. Хищники лязгнули зубами, обнажив огромные клыки. Жалобное мяуканье и шипение заглушил пронзительный волчий вой.

— Кто это? — спросила я и попятилась назад.

— Это оборотни, — с ненавистью выплюнул Саммерс. — Наши враги...

Алекс был прав. Это ловушка.

Раньше я представить не могла, что, кроме нас, существуют другие сверхъестественные существа, но сейчас была совершенно не удивлена. У меня одна цель — отыскать Эмму и Алекса, чего бы мне это ни стоило. 

Кошачья рыжая шерсть молниеносно покрыла мое тело. Я не собиралась оставлять своих друзей, а острые когти помогут мне в поисках. 

Гортанный рык сотряс каменные колонны зала.  Я отбрасывала в стороны огромные волчьи туши, да так, что от мощных ударов они не могли подняться и ответить тем же.

Перед глазами предстало разгромленное помещение: люстры побиты, музыканты съедены, кровь залила сверкающий пол. Не поймешь, кто кого.

Грозное рычание послышалось позади меня. Не успев собраться с мыслями, я была прижата к холодной кремовой плитке весом серого волка. Жадно скаля зубы, тот облизнулся. Я постаралась сбросить его с себя, но безрезультатно.

Весь мой героизм закончился, и, наверное, наступили последние минуты жизни. Вот только Николас ни за что на свете не захочет с этим смириться.

Я спасла его жизнь, он спасет мою...

Будто в замедленной съемке я наблюдала, как черный кот разъяренно бросился на оборотня и безжалостно впился острыми, словно лезвие ножа, когтями прямо в волчью широко разинутую пасть. Мгновение — и туша серого волка бездыханно рухнула на пол. Кроваво-алая лужа растеклась по полу.

Молниеносно приняв человеческий облик, Николас поднял рыжую кошку с мраморного пола и укрыл лоскутом  смокинга.

— Нужно убираться отсюда, — решительно выдохнул тот.