Глава 2

Лорен

Отойдя в укромный уголок, я прислонилась к стене. Больше не было никакого смысла сдерживать себя. Скользя спиной по холодной поверхности, я бесшумно опустилась на пол и разрыдалась. Я влюбилась...

Вчера меня волновало лишь то, что я его не знаю. Сегодня же узнала даже имя. Узнала, что он перешел учиться в мою школу и у него есть девушка.

И что мне дало это знание? Ничего, кроме новой острой боли.

Ревность...

— Эй, Лорен!

Я подняла голову.

Алекс  окинул меня тревожным взглядом с ног до головы. И почему-то я больше не волновалась, что сейчас он обо мне подумает.

— Что случилось? — Он испуганно попытался поднять меня с холодного пола.

«Ах, Алекс, если бы ты знал, что сейчас со мной происходит на самом-то деле...» — с отчаянием подумала я, сжимая его крепкую шею, которая служила мне нужной опорой, чтобы вновь не осесть на холодный пол.

Я громко всхлипнула и положила голову ему на плечо. Тернер сильнее прижал меня к себе, и после таких, казалось, совсем не дружеских объятий, мне стало немного   легче.

Как же сейчас хотелось обнять совсем не его...

Того, кто причинил мне боль, хоть мы едва знакомы...

Но это желание казалось таким смешным и невозможным.

Внезапно поймав на себе чей-то пристальный взгляд, от чего по всему телу прошла мелкая дрожь, я лишь могла догадываться, кто же мог так смотреть на нас.

Он был так близко, но в то же время настолько далеко.

Сам Николас Питерсон стоит за углом и смотрит на... меня... и Алекса...

И, черт возьми, я не знаю, что тогда на меня нашло, что именно подтолкнуло на такой неосмысленный поступок? Но мне ужасно захотелось отомстить Николасу. Задеть как можно глубже и больнее, насколько это возможно. Так же сильно, как и он меня. Находясь под его буравящим пылким взглядом, я кожей ощущала, что хоть совсем немного, самую малость, небезразлична ему.

Не прерывая с ним зрительного контакта, я немного отстранилась от Алекса. Мои уста нашли его губы, и я уже не была до конца уверена, кого именно целую: Тернера, с которым я простояла в объятиях, как будто целую вечность, или Питерсона, который так и не свел с меня глаз? Мне нет никакого оправдания, но поздно. Закрыв глаза и подумав: «Будь, что будет», я поддалась инстинктам. Алекс, не задумываясь, ответил на мой поцелуй. Уже успел прозвенеть звонок, так что школьный коридор опустел.

В голове все смешалось. Я не понимала, что делаю. Мои действия были неосознанными и необдуманными. Знаю, что потом буду сгорать со стыда, потому что в своем коварном плане мести воспользовалась Алексом, как пешкой, втянув его во все это. Но ошибку уже не исправить. Что произошло, то произошло.

Помню лишь, что когда кошмар закончился и ко мне вернулся рассудок, Николаса нигде не было. Кто знает, может, все причудилось, или же он поспешно ушел в класс со звонком, не желая быть свидетелем этой нелепой сцены? А мне оставалось теряться в догадках, сработал ли мой план или все было напрасно.

* * *

Сегодня мне пришлось пропустить уроки, так как возвращаться в класс я была не намерена. Дома первым делом я решила позвонить маме. Она, наверное, волнует­ся.

— Привет, солнышко, — услышала я родной, трепещущий голос и невольно улыбнулась. — Ну, наконец-то я дождалась, когда моя дочка соизволит позвонить…

— Прости, мам, — виновато ответила я, — новая школа, уроки...

— Как ты там, дорогая? — перебила она, не в силах сдержать радость, и я наперед поняла, что вопросов будет немало.

— Все хорошо, мамочка, — как можно убедительнее ответила я, не давая ей повода для волнения.

— Как новая школа?

— Все отлично...

— Не скучаешь по старым друзьям?

И от этого вопроса защемило сердце. Как грустно было вспоминать прошлую жизнь!

— Мне и здесь очень нравится, — соврала я. — Алекс помогает мне. Ну а Ненси… просто замечательная хозяйка...

— Я знаю, Ненси замечательная во всем, — согласилась мама.

Мы  поговорили ни о чем еще несколько минут. Она рассказывала, как они живут без меня, расспрашивала про школу и новый коллектив. А я то и дело продолжала давать исключительно положительные ответы. Не хотелось расстраивать маму, она и так много пережила.

— Ты уверена, что это была хорошая идея... — пришло время задать главный вопрос и с надеждой затаить дыхание, — отправить меня учиться так далеко от дома, в Браун?

— Ты же знаешь, Лорен, — через короткую паузу сказала она, — это решение нам с отцом далось нелегко, но тебе так будет лучше. Все вскоре наладится, вот увидишь.

— Я подумала...

— Никаких «я подумала», — отрезала та. — Ты останешься в Брауне и будешь помогать Тернерам.

— Ну, мам...

— Я тебе сказала, значит, так и будет. И не смей мне перечить.

Как можно пререкаться с матерью? Трудно было переспорить или переубедить ее, если она так твердо стояла на своем.

— Мне пора, твой отец пришел, мне нужно подать ему ужин.

— Передавай ему привет...

— Обязательно. Целую, милая, — и с этими словами она повесила трубку.

Некоторое время я продолжала сидеть, слушая короткие гудки, пока мне это окончательно не наскучило.

Той ночью ко мне снова пришел мой черный кот, и я поняла одну важную вещь: не стоит искать его и беспокоиться. Если захочет, он вернется. И почему-то я не сомневалась, что именно так оно и будет.

— А назову-ка я тебя… Николас, — прошептала я, поглаживая его шелковистую густую черную шерстку. — У тебя его глаза...

И больше не нужны слова. Я заметила, как изменилась его кошачья мордочка. Он словно проникся этими словами, пробуя их на вкус. Его глаза тотчас поменяли цвет, залившись  более светлым нежно-голубым оттенком; таким бывает раннее утреннее небо. Лед был растоплен, на смену ему явились покой и тепло, согревающие сердце.

На следующий день я решила не идти в школу. Сообщив Ненси о плохом самочувствии, я вновь приняла горизонтальное положение, уютно укуталась в одеяло и провалилась в крепкий сон. Следует набираться сил, ведь завтрашний день обещал быть не из легких.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить