Глава 6


Утром меня охватила депрессия и страшная головная боль. Окаменевшее лицо, бледные, как полотно, щеки. Я обессиленно сидела на полу, устремив  невидящий взгляд в никуда.  
Мне не стало легче.
Веки распухли от ночной истерики, ресницы слиплись... Я плотно закрыла глаза и вслушалась в тишину. Тихое тиканье часов заглушили чьи-то громкие шаги, которые действовали на нервы и отдавались болью в висках. 
— Лорен, если ты сейчас же не выйдешь, я звоню Алексу! — строго заявила Ненси.
— Я отсюда не выйду! 
— Учти, я предупредила!.. — прозвучал за дверями рассерженный голос крестной.
С трудом поднявшись на ватные ноги, я включила ледяную воду, стараясь снять с себя остатки сна и унять ноющую головную боль. Холодные капли, очутившись на  коже, придали немного жизненных сил. Но этого явно было недостаточно. Зашумели краны, молочный горячий пар заполнил комнату. Избавившись от одежды, я кое-как забралась в ванну. 
Вот чего мне действительно не хватало — по-настоящему расслабиться и почувствовать, что все же есть какая-то прелесть в этом мрачном и жестоком мире. Я блаженно прикрыла глаза, вытянулась в белоснежной ванне, и проблемы отошли на второй план. 
Внезапно сильное желание никогда не выходить из теплой воды,  взяло надо мной верх. Захотелось остаться в таком состоянии навсегда: больше нет красок в жизни, и только здесь я могла чувствовать себя спокойно, отгородившись от  плохих мыслей.
Поддавшись неведомому порыву, я сомкнула веки и медленно погрузилась с головой в манящие и притягательные объятия воды, окончательно задурманившие разум. Я не хотела больше чувствовать вину и боль утрат, не было сил и желания жить, так что иного выхода из этой ситуации я не находила. 
 
Алекс
— Что случилось? 
— Где ты был? — ответила мать вопросом на вопрос. — Я звонила и тебе, и Сэму... Что, так трудно взять трубку?
Виновато опустив взгляд, я решил пойти другим путем, настойчиво повторив свой вопрос:
— Что случилось?
— Это все Лорен... Она вчера поругалась с Николасом и...
— Сукин сын! — чертыхнулся я, зарядив кулаком в стену. — Так и знал, что нельзя доверять этим продажным смазливым физиономиям...
Я поморщился и посмотрел на взволнованную мать.
— Где она? 
— Она схватила мои сигареты и отцовский коньяк и заперлась в ванной комнате.
— И долго она там? — с тревогой глядел на нее я, боясь представить, в каком девушка сейчас состоянии.
— Уже сутки... Я думала, она выйдет раньше...
— Черт возьми, это же Лорен! — бросил я ей в лицо, неосознанно повышая голос на собственную мать. — Если она что-то задумала, ее трудно переубедить...
Испуганная мать осталась в прихожей, а я рванул на второй этаж, прихватив с собой отвертку и проволоку. Из-под двери ванной комнаты шел пар. В воздухе витал едкий запах табака и алкоголя. Через пару минут мучений я все же смог справиться с замком на двери, взломав его проволокой. Когда я ворвался внутрь, девушка  уже лежала на дне ванны. Перепугавшись не на шутку, я поспешил ей на помощь и вытащил бедняжку из воды. Но Лорен была уже без сознания.
Больше всего на свете я боялся потерять  ее...
 
Лорен
Открыть глаза я смогла лишь в больнице, лежа в тихой белой палате на кушетке. Мне предстояло пролежать несколько недель в психиатрическом отделении, что совсем не радовало. Тишина — это очередной поток мыслей. А так хотелось провалиться в темноту, отгородиться от реального мира и обрести покой. Тянулись скучные и невыносимо долгие, однообразные дни. Алекс и Ненси беспокоились обо мне и каждый день навещали. Уверяя всех, что со мной все в порядке, я просилась скорей выписаться и выйти на свободу. Но за все поступки следует отвечать. Смирившись, я опустила руки и полностью закрылась в себе. Теперь я не реагировала на вопросы врачей, даже крестной объявила бойкот. Доктора еще больше насторожились, пытаясь любыми путями достучаться до меня. Но все их попытки заканчивались безрезультатно. Выстроив высокую стену, я закрылась изнутри, храня в себе боль потерь. Так плохо я себя даже после смерти Керри не чувствовала. Ну, а что может быть хуже? Я потеряла старшую любимую сестру, отправилась в браунскую школу вдали от родного дома, влюбилась в сверхъестественное существо, которое решило, что будет лучше, если я справлюсь со всем этим в одиночку. Конечно же, больше всего я скучала по родителям. От  этих мыслей становилось невыносимо, и я не знала, куда себя деть. С одной стороны, я была благодарна Алексу за  спасение: если бы не он, я бы уже была мертва. Но иногда, в те моменты, когда мне было особенно тяжело, я жалела, что не осталась навеки лежать на дне белоснежной ванны. 
Через некоторое время меня выписали и отправили домой. Ненси оформила необходимые документы и стала моим законным и единственным опекуном. Теперь дом Тернеров — мой дом. Именно с такими словами встретила меня крестная, гостеприимно и дружелюбно улыбаясь, как и в первый день моего приезда.
Вскоре наступило лето. На удивление, хоть у меня было много пропусков, учителя все же сжалились надо мной и перевели в выпускной класс. Летом Тернеры оставались в городе. Жаркими деньками я помогала своей новой семье. Ненси во всем поддерживала меня, стараясь заменить родную мать, которой мне так не хватало.
В семье Тернеров наступила настоящая семейная идиллия без всяких ссор или споров. Внутреннее чутье подсказывало, что все это только ради меня. По субботам мы, как и полагалось типичной английской семье, готовили барбекю, а каждый вечер устраивали семейные ужины и вели светские беседы на всевозможные темы. Алекс вызвался помочь за лето подтянуть учебу. Я много пропустила по школьной программе, так что не отказалась.
— Просыпайся, соня, уже рассвет, — услышала я однажды.
— Алекс? — удивленно окинула я его взглядом, лениво приоткрывая глаза. — Что ты тут делаешь?
Светловолосый парень усмехнулся, с достоинством встретив мой возмущенный взор. 
— Я хочу кое-что показать тебе.
— В пять часов утра? — простонала я.
— Проснись и пой! 
— Заткнись и спи! — швырнув в парня подушкой, я демонстративно повернулась к нему спиной.
Крепко зажмурившись, я все же надеялась, что он уйдет и даст мне возможность досмотреть недавний сон. Но я рано радовалась: Алекс одним рывком стащил с меня одеяло и поднял на руки.
— Ты что, спятил!? — завопила я. — Поставь меня немедленно!
— И не подумаю!  

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить