Глава 6


Женщина опустилась на бордовый диван в гостиной и жестом пригласила  меня присесть. Неловко замявшись, я уселась рядом, уже тысячу раз пожалев о сказанном: ведь намечающийся разговор, видимо, не будет касаться щекотливой темы. Между мной и Ненси повисла тяжелая пауза. Лишь тиканье старинных часов звонко раздавалось в напряженной  обстановке.
— Я не об этом, — первой нарушила тишину крестная. 
— Что-то не так? 
— Вот, нашла у тебя в комнате... — она протянула мне стопку исписанных листов бумаги. 
Ладошки вспотели от нахлынувшего волнения, когда до меня дошло, что это. 
— Мои письма... — ужаснулась я. 
Как она посмела взять их без разрешения? 
С обидой и негодованием  я посмотрела на любимую опекуншу.
— Прости, я ненавижу читать чужие письма и лезть не в свое дело, но у меня не было выбора. Я не знала, что и думать. Ты так изменилась за последнее время... Я знаю, что ты была влюблена в Питерсона...
«В Саммерса», — мысленно исправила ее я.
— Знаю: детская влюбленность, юные годы…  Хочется всей этой любви и романтики. У вас такой возраст, — с пониманием посмотрела она на меня. — Но я думала, раз ты стала встречаться с моим сыном, то это значит, что между тобой и Николасом все кончено.
Ах, Ненси, если бы ты только знала, как все сложно!..
Я и сама этого не хотела. Что я наделала? Какой же нужно быть растяпой, чтобы  письма попали в руки Ненси.
— Знаешь, я тебя понимаю. Я тоже была когда-то такой наивной влюбленной девочкой. Это все ерунда по сравнению с тем, через что тебе пришлось пройти.
Я поступаю, как последняя сволочь: люблю одного, встречаюсь с другим... Глупо. Но у меня нет сил, чтобы все исправить.
— Ты тоже должна понять меня: он — мой сын. Я не хочу, чтобы ты с ним так поступала, ведь Алекс любит тебя. 
— Мне хорошо с ним, правда. Он веселый, заботливый...
— Но тебе этого мало, — закончила за меня женщина.
— Да, Ненси, ты права. Нет смысла дальше так жить. Нужно во всем разобраться и выкинуть этого Саммерса из головы...
— Саммерса? — вскинула брови крестная.
Неужели я сказала это вслух?
— В смысле, Питерсона, — исправилась я. — Конечно же…  Просто ты, наверное, не знала. Он встречается с Эммой Саммерс. Так что можно называть его  Саммерсом. Пара прекрасная… Может, скоро, гляди, поженятся...
Изобразив из себя мученицу, я победно усмехнулась самой себе: ведь повода ревновать больше не было. Эмма Саммерс — его старшая сестра, но Ненси об этом знать не обязательно. Может, Николас все же вернется в школу и...
«Стоп, Лорен, хватит тешить себя глупыми и безумными надеждами!» — приказала я себе.
— Даже спрашивать не буду! — подняв руки вверх, сказала та, показывая жестом, что сдается.
— Пожалуйста, ничего ему не рассказывай, ладно? — попросила я.
— Нет, Лорен, я-то и слова больше не скажу. Это ваше личное дело. Но ты должна поговорить с Алексом и все ему рассказать. Доверие — это самое главное в отношениях.
— Я не могу ему рассказать. Алекс такой довольный…  Очень хочу, чтобы так дальше все и было...
— Его радость — это ложь. Считаю, что он имеет право знать правду, несмотря на то, что я его мать и желаю ему только хорошего... 
— Я забуду Николаса!  Так дальше продолжаться не может. Нужно забыть прошлое и попробовать все кардинально изменить. 
— Думаю,  ты  приняла  правильное  решение,  дорогая, — одобрительно улыбнулась  крестная, а я лишь покачала головой, вспоминая попытку  перемен в прошлом году под названием «неудачный день новой жизни». Но сейчас все изменилось, и я точно знаю, что не отступлю. И если для этого понадобится пойти на крайние меры, я согласна.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить