Глава 8

Пока не потеряешь,  не начнешь ценить

 

 

«Ужасно легко быть бесчувственным днем, а вот ночью — совсем другое дело».

Эрнест Хемингуэй

Фиеста

 

«Я все же полагаюсь на время, хоть и говорят, что оно ни черта не лечит. Нет, лечит. Медленно, но все равно лечит. И лечит по-своему. К примеру, посылает нам навстречу людей, которые на какой-то срок становятся нашим лекарством. Или отдаляет нас от тех мест, где на каждой улице, в каждом переулке воспоминания непрестанно показывают нам документальное кино».

ЭльчинСафарли

Если бы ты знал...

 

 

Лорен

Вечером меня ожидала томительная скука. Скинув с ног обувь, я легла на неразобранную кровать и протерла ладошками усталые глаза. Я чувствовала себя брошенной и никому не нужной сиротой, которая узнав страшную тайну, стала причастной к древнему проклятию старой ведьмы. Зачем мне все это?

Снедаемая вопросами, я погрузилась в совершенно иное измерение, выстроенное из моих мыслей. Я тосковала по маме, папе, сестре... По всей своей семье, которой у меня больше нет; по Лондону, школе и старым друзьям; по той жизни, которая, как мне сейчас казалось, была такой легкой и беззаботной, без всяких мук и страданий, тайн и боли. Почему же я раньше не ценила все это и слепо верила в какие-то улучшения? Как больно вспоминать свое отношение ко всем событиям из прошлого! А ведь правду говорят: «Пока не потеряешь, не начнешь ценить». Вот так и со мной. Пословица проверена на жизненном опыте.

Поднявшись с кровати, я переоделась в домашнюю одежду. Алекс гуляет где-то с друзьями, а Ненси ушла в гости к соседке. Дома я была одна, от чего стало еще тоскливее.

Николас...

Вновь звучит в голове его имя. И снова я ругаю себя за неосознанные мысли. Ведь знаю, что мне не следует даже думать о нем. Он ушел. Видимо, ему хорошо, раз он до сих пор не дал о себе весточки даже своей старшей сестре. Но мне не следует нервничать и волноваться за него. У меня есть семья, новые друзья и парень, в конце концов.

Отчего так терзаюсь тогда? Не знаю, как правильно назвать эти ощущения.

Да, черт возьми! Я волновалась за него больше, чем следовало. Переживала, где он и все ли с ним в порядке. Но какой смысл во всем этом? Если Николас — бессмертный кот, имеющий сверхъестественные способности, с ним точно будет все хорошо. Но почему-то этот веский аргумент меня не успокаивал.

Я не просто нервничаю. Я не нахожу себе места...

Хотелось забыть прошлое, и с тех пор, как крестная нашла мои письма, я приказала себе не терзаться мыслями. Но чем больше я старалась все отрицать, тем чаще образ парня возникал в моем сознании.

Все так запутано и сложно. В голове манная каша. Такое впечатление, что невинные люди гибнут вокруг меня просто так, и, зная, кто в этом виноват, я стою посреди этих бед и ничего не могу предпринять. Разве это правильно? Нет, черт возьми. В таком случае, если действовать, то как? Что мне делать со всем этим знанием? Пойти и сдать их полиции? Ткнуть пальцем в сверхъестественных преступников? Я была более чем уверена, что никогда этого не сделаю. Назовете меня слабачкой? Может, это и так. Зачем же тогда я так старательно пыталась узнать их секрет? Ну, вот и молодец, Лорен. Вот она, эта правда, но что же мне она дала?

Расчесывая густые каштановые волосы, я смотрела на себя в зеркало. Тусклая и ничем не привлекательная особа невысокого роста не сводила с меня взгляда.

Обычный подросток, как миллионы иных. Спрашивается, как может нормальному парню понравиться такая тихоня, как я? После гибели родителей я перестала следить за своей внешностью, забросив как можно дальше открытые наряды и косметику.

Не помню, долго я так сидела или мало — время потеряло значение.

Отложив щетку в сторону, я подошла к письменному столу и печально посмотрела на него, как в первый раз. Школьные учебники, тетради, ручки... Вот и закончилось лето, и начался новый учебный год. А если быть точной, то мой последний учебный год. Потом я окончу школу и, может, уеду из этого мрачного небольшого городка, который я недаром не любила и боялась с самого детства. Поступлю в университет и устроюсь куда-нибудь на работу на неполный день; буду сама зарабатывать себе на жизнь, сниму небольшую квартирку подальше от центра города или поселюсь в общежитии и, наконец, слезу с шеи крестной.

Всего год, Лорен...

Может, самостоятельная жизнь станет лучше, когда я перестану быть от кого-то зависимой? Через год мне уже восемнадцать. Совсем взрослая и совершеннолетняя. Стоит забыть эти древние истории, услышанные сегодня от Эммы, сфокусировать все внимание на уроках и с головой погрузиться в учебу.

Неожиданно рука наткнулась на фото в деревянной рамке. В самом углу стола стояла наша семейная фотография: отец с широкой улыбкой обнимает любимую жену. На руках у мамы уютно устроилась новорожденная девочка. Это была я. Темноволосая двухлетняя принцесса стояла рядом со своими близкими, пытаясь обхватить пухлыми детскими ручонками большую семью.

Керри...

Как мне вас не хватает...

Проведя дрожащими кончиками пальцев по стеклянной поверхности, я разрыдалась. Столько воспоминаний пробудила во мне семейная фотография! Семейная... Семьи, которой у меня больше нет.

Я потеряла их... Всех... Навсегда...

Сначала Керри... Маму... Папу... И Николаса...

Что-то подсказывало мне, что он уехал навсегда. Просто взял и ушел из моей жизни, и я знала, что в этом только моя вина.

Они ушли...

Рука ослабла от горьких мыслей, и я нечаянно уронила фотографию на пол. Фото с грохотом разбилось, как и мое одинокое сердце, и осколки стекла разлетелись по комнате.